Главная Университет Университет в СМИ Медики быстрого реагирования

Медики быстрого реагирования

Мониторинговые группы помогали врачам по всей стране бороться с коронавирусом: как это было

COVID-19 застигнул мир врасплох, но сейчас уже можно с уверенностью говорить: мы оказались готовы. Работа развернулась по всем фронтам еще до прихода инфекции в нашу страну. Оперативно, но взвешенно инфекционисты, эпидемиологи, реаниматологи готовили систему здравоохранения к чему-то совершенно новому. Из обычных больницы превращались в инфекционные, стерлись врачебные специализации, чтобы медики перепрофилировались для общего дела — борьбы с COVID-19. На этом этапе поддержка от опытных коллег, тех, кто постоянно имел дело с инфекционными болезнями и сложнейшими случаями, была просто необходима. И во все уголки страны ежедневно стали выезжать мониторинговые группы: лучшие врачи помогали организовывать новую для всех работу. Во главе такой команды с самого начала стояли профессор с 40-летним опытом в инфектологии, заведующий кафедрой инфекционных болезней БГМУ, главный инфекционист страны Игорь Карпов и заведующий отделом анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии Минского НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Минздрава профессор Александр Дзядзько.

 

Игорь Карпов
 
Работа на опережение

Планомерно и без ненужной истерии с января развернулась большая работа. Нужно было довольно‑таки быстро разобраться, с чем имеем дело, и правильно оценить имеющуюся информацию, которая менялась и дополнялась фактически ежедневно. С вовлечением в эпидемию стран Европы появление у нас коронавирусной инфекции стало всего лишь вопросом времени. Потому уже с января наши эпидемиологи проводили тесты, изолировали прибывающих из неблагополучных по коронавирусу стран, действовали на опережение при малейших признаках инфекционных заболеваний.

Я помню, как мы все ждали первых подтвержденных пациентов, — рассказывает Игорь Карпов. — Когда появились всего лишь подозрения на заболевание, буквально за несколько часов установили диагноз грипп. Поняли: лабораторная служба готова к исключению или подтверждению диагноза. К выявлению первых заболевших мы были готовы и психологически, и методически, и организационно. Понимали, что число заболевших будет расти, будут задействованы и другие стационары. Возник вопрос: что делать дальше в этой ситуации?

В режиме 24/7

Регионы начали вовлекаться в пандемию один за одним, с не очень большими временными промежутками. А инфекция новая, каждый день во врачебных кругах появлялось все больше сведений, которые могли менять подходы к лечению и спасению жизней. И, конечно, тут была нужна поддержка сослуживцев.

Начали помогать, консультировать и, думаю, сделали это правильно, — говорит Игорь Александрович. — Был не столько контроль, сколько настоящая клиническая помощь — советом, делом. Мы должны были просто убедиться в правильности тактики медперсонала, найти проблемные места, дать совет по конкретным случаям. Привлекали наших специалистов — медсестер, реаниматологов, инфекционистов, чтобы ездить и объяснять врачам все в деталях на практике.

Иногда мониторинговые группы приезжали по несколько раз, отмечая, как продвинулась та или иная больница. Работа была и плановая, и когда это необходимо — экстренная. Постоянно проводились телеконференции, а после визитов у всех членов группы было негласное правило: оставить свои контакты, быть доступными для коллег 24/7.

Обычно мы идем к самым тяжелым пациентам, — ассистент кафедры инфекционных болезней БГМУ, один из учеников Игоря Карпова Дмитрий Литвинчук тоже ездит по стране в составе мониторинговых групп. — Это такая точечная помощь в ведении пациентов. И мы готовы ответить на вопросы коллег в любое время.

 

Дмитрий Литвинчук и Александр Дедков

Ничего, кроме правды

Всякий раз перед визитом члены мониторинговой группы открыто заявляли о своих планах, чтобы товарищи по работе успели подготовить вопросы и оценить наиболее проблемные моменты. Навести лоск перед приездом медиков из Минска — дело нехитрое, только и заметить это несложно. И приехавшим врачам было приятно понимать: стационары справлялись. Специалисты старались обойти как можно больше пациентов, чтобы помочь со сложными случаями, смотрели разделение стационаров на грязные и чистые зоны, шлюзы. Только так можно составить впечатление об уровне работы больницы: последовательность действий, ход лечения профессионалу видны сразу.

Самое главное — чтобы коллеги с тобой искренне делились проблемами и говорили правду, — считает Игорь Карпов. — А люди будут это делать, когда не будут бояться. Такая работа невозможна без доверия к сослуживцам и без их доверия к тебе. Нам делить нечего — только ответственность.

У мониторинговых групп было три основные задачи: организовать работу так, чтобы максимально защитить персонал больницы, ответить на все вопросы по оказанию помощи пациентам и помочь с наиболее тяжелыми больными.

Тенденция — хорошая

На плечи анестезиологов‑реаниматологов, которые были включены в группы, с первых же выездов легла самая тяжелая работа. Заведующий отделением интенсивной терапии и реанимации Минской инфекционной больницы Александр Дедков рассказывает:

Моя задача — помощь с организацией работы в реанимационном отделении. Это вопросы, касающиеся лечения и его коррекции, диагностика. Второй момент — правильная и безопасная транспортировка таких больных. Плюс все время менялись методики и подходы, готовились новые протоколы и приказы. Порой просто нужно было сориентировать людей во всем этом и, что немаловажно, показать на практике.

 
Александр Дзядзько тоже за эти месяцы объездил почти всю Беларусь:

Интенсивная терапия — достаточно стандартная вещь, но все равно требует индивидуальной тактики. Было важно показать, как моментально все перестраивается. Одно дело — прочитать, другое — увидеть. Теория и практика.

Работа врачей тоже начиналась задолго до появления у нас COVID‑19. Один из главных вопросов тогда: хватит ли аппаратов ИВЛ?

Это беспокоило и медиков, и общественность, плюс постоянно подогревалось информацией из тех стран, которые раньше вступили в борьбу с коронавирусом и, увы, не справлялись, — вспоминает Александр Михайлович. — Но мы знали свой парк, привели его в порядок, провели инвентаризацию. Сейчас с уверенностью можем сказать: техники хватило. К счастью, не пришлось задействовать альтернативные варианты: наркозно‑дыхательные аппараты, другие специализированные устройства. Второй момент — создание кислородных точек доступа, которые раньше были необходимы только в реанимациях.

Организовали и это, успев обеспечить больницы всем необходимым. Так сообща удалось выполнить главную задачу — максимально снизить нагрузку на клиники, не допустить коллапса системы, как это было во многих странах.

Врачи никогда не спешат рапортовать о победах, но признают, что ситуация сейчас в корне изменилась: как принято говорить, сходим с плато. И все же специалисты по‑прежнему отправляются в регионы, помогая коллегам.

У нас всегда финиш по последнему — когда ситуация совсем стабилизировалась, — говорит Игорь Карпов. — Пока же надо делать все, чтобы заболевание не распространялось, тяжелых пациентов становилось все меньше, а реанимации не были загружены. Но тенденция наметилась хорошая.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Игорь Карпов: «Знания никогда никому не мешают. Тот опыт, который мы приобрели сейчас, будет полезен целому поколению врачей в различных ситуациях. К ним нужно быть готовыми: и психологически, и материально, и профессионально».

Автор: Ольга Савицкая
Фото: Татьяна Столярова
Советская Белоруссия, 28 июля 2020

 

 Поделитесь