Главная Университет Университет в СМИ Где раз, там и два?

Где раз, там и два?

Эксперты расходятся в прогнозах по поводу второй волны коронавирусной инфекции

По оценке экспертов ВОЗ, мир в эти дни находится в середине первой волны пандемии COVID-19. Но уже сейчас они предупреждают о новом всплеске заболеваемости, который может случиться осенью, и необходимости быть к нему готовым. На днях вопрос поднимался и на встрече Главы государства с министром здравоохранения Владимиром Караником. Терять бдительность наша система здравоохранения не намерена — тем более ею уже накоплен значительный опыт борьбы с коронавирусной инфекцией, консолидированы многие ресурсы. Другое дело, что у специалистов по всему миру до сих пор нет единого мнения, стоит ли нам действительно ждать вторую волну и что же вообще ею считать.

 
Определиться с понятиями

Противопоставить новой инфекции человечеству пока нечего. Ни вакцины, ни специфического лечения еще не изобретено, а страны, измученные карантином, постепенно снимают ограничения и открывают границы. Исходя из этого, директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге считает: вторая волна пандемии неизбежна, вопрос лишь, какой силы она будет и как повлияет на жизнь общества. Например, представительница ВОЗ в России Мелита Вуйнович прогнозирует, что так как иммунитет к вирусу выработается лишь у небольшой части населения, в отсутствие прививок ничто не помешает инфекции осенью вновь поднять голову. Октябрь — ноябрь, зимние месяцы — традиционное время подъема респираторных заболеваний, и коронавирус, передающийся воздушно-капельным путем, вряд ли станет исключением.

В то же время существует и более оптимистичная точка зрения. Ее приверженцы предлагают вспомнить ситуацию со свиным гриппом в 2009— 2010 годах, который сначала стал причиной пандемии, а затем превратился в обычную циркулирующую инфекцию, не доставляющую особых проблем. Владимир Караник приводит в пример и вспышку SARS в 2003-м — коронавируса, вызывавшего атипичную пневмонию и близкого к COVID-19. В разгар лета заболеваемость им неожиданно сошла на нет, и других подъемов не последовало. К такому же сценарию склоняется и бывший главный санитарный врач России, академик РАН Геннадий Онищенко: нового подъема SARS-CoV-2 не случится, разве что вирус сильно мутирует, чего пока не наблюдается.



Противопоставить новой инфекции человечеству пока нечего. Ни вакцины, ни специфического лечения еще не изобретено.
Такой разброс мнений заведующий кафедрой эпидемиологии БГМУ профессор Григорий Чистенко связывает с разным смыслом, который эксперты вкладывают в само понятие «вторая волна»:

 — О второй волне пандемии можно говорить, если за нынешним подъемом в короткие сроки, в течение пары месяцев, последует очередной. Но если это будет в сезон, когда характерна вспышка аэрозольных респираторных инфекций, или, скажем, через год, то ситуацию можно квалифицировать как самостоятельный процесс, характерный для многих циркулирующих инфекций.

Рассуждая о перспективах сезонного подъема, Григорий Николаевич обращает внимание на то, что начало учебного года, переформирование дошкольных учреждений, в принципе, могут спровоцировать распространение аэрозольных инфекций, но в случае с COVID-19, к которому дети менее восприимчивы, такое развитие событий маловероятно. Что же касается взрослых, то с каждым днем иммунная прослойка в обществе становится все больше, и к осени с большой долей вероятности она будет достаточной, чтобы избежать повторения весеннего сценария.

Пандемия, которую ждали?

Кстати, для тех ученых, которые ранее занимались исследованием коронавирусов, нынешняя пандемия не явилась неожиданностью — наоборот, было удивительно, почему такое не произошло раньше. Об этом заявил член-корреспондент РАН, директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И.Марциновского Александр Лукашев на недавней совместной онлайн-конференции РАН и НАН Беларуси, посвященной COVID-19:

 — Известно несколько десятков коронавирусов, и SARS-CoV-2 — это седьмой по счету коронавирус человека. Среди его предшественников есть также особо опасные SARS и MERS. Все эти 7 вирусов возникали примерно одним и тем же путем — резервуаром являлись летучие мыши, грызуны. Все это происходило во вполне обозримом прошлом.


Эксперт пояснил, что возникновение нового коронавируса — это отражение того способа, при помощи которого вирусы вообще существуют в биосфере. С точки зрения эволюции основным показателем их приспособляемости является как раз способность менять хозяина. Поэтому большая часть вирусов достаточно часто и регулярно это проделывает в дикой природе и впоследствии попадает к человеку или домашнему животному, вызывая серьезные социальные и экономические последствия, что мы сейчас и наблюдаем.

 — В целом же ученые отмечают высокую пластичность коронавирусных геномов. У них есть огромное количество дополнительных белков, которые возникли за последние пару сотен лет. Это значит, что коронавирусы могут легко захватывать что-то новое, приобретать новые свойства и способность заражать новые организмы, у них появляются другие методы борьбы с иммунной системой хозяина, — объяснил Александр Лукашев.

Вопрос, который, по его словам, остается открытым, — какая иммунная прослойка нужна, чтобы остановить вирус? Классически, в учебниках указывается, что переболеть должно 60—70 процентов населения, но в них не учитывается, что современное общество сложно структурировано, частота контактов разная. А значит, нужны новые модели расчета.


Очевидно, что вероятность второй волны в данном случае также сложно предсказывать, опираясь на уже имеющиеся представления. Например, неоднократно звучало мнение, что вирус сдаст позиции летом, как и многие респираторные инфекции. Тем не менее в Иране при температуре +27 наблюдается новый подъем COVID-19 — первый возник при +14.

И все же история показывает: вторые и третьи волны респираторных заболеваний если уж и случаются, то обычно проходят легче. В любом случае, наши медики к очередному подъему готовы подойти во всеоружии. Есть запас средств индивидуальной защиты. Маски и антисептические средства, на которые еще пару месяцев назад был ажиотажный спрос, теперь в ассортименте не только в каждой аптеке, но и на любой кассе в магазине. Расширена мощность ПЦР-лабораторий и стационаров, где значительно увеличилось число точек кислородной поддержки, накоплен огромный опыт работы. Ну и наращивание коллективного иммунитета никто не отменял. Так что фраза «ситуация контролируема», звучавшая на каждом брифинге Минздрава, посвященном COVID-19, и далее не потеряет актуальности.

Автор: Юлия Василишина
Фото: БЕЛТА, Алексея Столярова
Советская Белоруссия, 18 июня 2020

 

 Поделитесь