Главная Университет Университет в СМИ «Страх отступает, когда спасаешь чью-то жизнь»

«Страх отступает, когда спасаешь чью-то жизнь»

Молодые врачи – о том, каково это: только покинуть студенческую скамью и столкнуться с COVID-19

Практически после студенческой скамьи дипломированные специалисты в районных больницах стараются сделать как можно больше для своих пациентов

Коронавирус внес жесткие коррективы в работу больниц, поликлиник, да и всех медучреждений страны, поставил, если можно так выразиться, под ружье и опытных специалистов, и тех, кто в профессию только вступает. Молодые сталкиваются с COVID-19 наряду со своими старшими товарищами. Многие инфекционисты на протяжении всей работы с подобными ситуациями вообще не имели дела, читали о них лишь в пособиях, а молодым врачам «повезло» столкнуться с опасностью лицом к лицу. Они и рассказали корреспонденту «СГ» о своих впечатлениях — каково это: только покинуть студенческую скамью и тут же попасть на передовую борьбы с инфекцией.


 
Как практикующий доктор абсолютно спокойно отношусь к ситуации, — заверяет врач общей практики Оршанской городской поликлиники № 2 Марина Киселева. Девушка родом из деревни Осиновка Дубровенского района, закончила Витебский государственный медицинский университет в 2017 году и вот уже второй год работает в терапевтическом отделении № 1, чем гордится. — Ко всем людям относимся одинаково внимательно и уважительно. Неважно, пациент пришел с температурой и кашлем или болью в сердце. При подозрении на COVID-19 возьмем мазок или сделаем экспресс-тест. Но метод «экспресс» — неспецифический анализ. Он помогает понять, куда дальше двигаться в исследовании, однако  более четкую картину дает все-таки мазок из носо- и ротоглотки. Прояснить ситуацию может и снимок легких. Стараемся сделать все возможное, чтобы пациенты, приходя на прием, были спокойны за свои жизнь и здоровье.

Как признается 26-летний врач, поначалу было трудно смириться с тем, что теперь теоретически каждый приходящий на прием может быть инфицирован, а значит, потенциально опасен. Именно поэтому в отделении усилены гигиенические меры безопасности. Каждые два часа происходит смена масок, перчаток. Младший медперсонал обрабатывает кабинет: поверхности, дверные ручки, кушетки, столы, стулья — буквально все, до чего дотрагиваются сотрудники и пациенты. Инфекция может быть везде, и бдительность никто не отменял.

Свои трудности есть и в соблюдении мер защиты. Маски, экраны, перчатки, костюмы, халаты… Находиться всю смену в такой амуниции непросто. Дыхание в маске затруднено, в перчатках руки практически сразу начинают потеть.

У меня, например, плохое зрение. Ношу очки, и порой они запотевают. В костюме довольно жарко, — говорит Марина. — Когда его снимаешь, каждый раз обязательно его дезинфицируешь. Это занимает время, которое могло бы уйти на прием больных. Поэтому стараемся снимать ПЧК только по окончании смены, соответственно, в амуниции не принимаем пищу, не пользуемся мобильным телефоном и даже, простите за откровенность, не ходим в туалет. А если захочется подышать свежим воздухом, максимум — можно открыть окна на проветривание. Но это мелочи жизни. Главное — сделать как можно больше для людей.

По словам Марины Киселевой, возраст пациентов с COVID-19 колеб­лется от 40+ и до пожилого. Молодежь с характерными симптомами приходит на прием гораздо реже. Есть и свои особенности: пожилые больше подвержены страхам в отношении здоровья, что, с одной стороны, позволяет диагностировать заболевания быстрее, с другой — будем честными, увеличивает нагрузку на врача, если пациент оказался на самом деле здоров. Основной момент, который для себя четко сформулировала Марина, — нельзя поддаваться панике. Врачи работают на пределе своих возможностей, чтобы мы были спокойны.




С коллегой солидарен Ян Толкач, врач-терапевт Марьиногорской ЦРБ. Сразу после окончания медвуза он поработал врачом реанимационной бригады скорой помощи, но комфортнее чувствует себя именно в стенах терапевтического отделения:

К нам в отделение поступают как пациенты с подтвержденным COVID-19, так и даже не подозревающие о наличии у себя этой проблемы. Был случай, когда коронавирус выявили у человека с хирургической патологией. Это несколько осложняет работу, но врачи готовы к таким вызовам. Это наша обязанность. Первое, чем интересуются люди, не связанные с медициной, — боимся ли мы заболеть? Опасения есть, но не более того. Профессия предполагает готовность прийти на помощь в любой ситуации. И я готов.

В профессии Ян около пяти лет, работать начал еще во время учебы в БГМУ. С детства хотел стать именно доктором, верен избранному пути. О сложностях врачебных будней говорить не любит. Страх отступает, когда понимаешь, что можешь спасти чью-то жизнь. И даже редкие случаи общения с близкими считает вынужденной, но оправданной мерой. С начала пандемии почти не контактирует с родными, кроме как по мобильной связи, а если и заезжает их проведать, то в маске и ненадолго.

Заметил, что в основном люди переносят заболевание в средней или легкой степени. Средняя продолжительность — 2 недели. Пока неясно, как иммунитет влияет на форму заражения. Но уверен, что врачи-вирусологи в скором времени выявят эту взаимосвязь, — молодой врач не скрывает, пациентам зачастую сложно психологически принять факт болезни. — Гнетет момент того, что до окончания лечения не получится пообщаться с родными, нужно соблюдать определенный режим. Но все равно, к примеру, передать какие-то вещи или еду можно через санитарок, которые сейчас тоже вовлечены в борьбу с инфекцией.

Молодой врач настроен оптимистично и призывает не пренебрегать элементарными средствами защиты. Хотя о них говорят на каждом шагу, но надо понимать — все это не ради галочки придумано. Следите за чистотой рук, не трогайте лишний раз лицо, носите защитную повязку, тогда здоровых людей будет на порядок больше.

Некоторые врачи и сами перенесли COVID-19.



Вячеслав Смирнов, врач общей практики Копысской участковой больницы Оршанского района, на себе прочувствовал течение коварной болезни:

— Я пролежал две недели: высокая температура, пропало обоняние. Сейчас предполагаю, где мог заразиться: ведь брал ночные смены на «скорой». Честно говоря, сначала испугался, думал, что теперь так все и останется, чувствовать запахи больше не смогу никогда. К счастью, все восстановилось. Побывать по ту сторону «баррикад» профессионалу в чем-то даже полезно. Этот опыт точно не повредит.

Вячеслав не просто остается на передовой, после перенесенного заболевания даже сдавал плазму, которая теперь может помочь другим. Интересуюсь, почему в нашей стране смертность несколько ниже:

— Все довольно просто: в той же Италии медицина носит скорее страховой характер, пациенты зачастую обращаются в период острой стадии. Белорус может получить бесплатную помощь даже при незначительных симптомах. Мы «подхватываем» людей гораздо раньше, поэтому у заболеваемости нет стихийного характера.

Вячеслав Смирнов дополнительным стимулом считает денежные выплаты врачам:

— В нашу профессию приходят не ради денег. Движут более высокие цели. Но забота государства говорит о том, что наша работа ценится, а старания заметили. Пусть страна живет в своем обычном размеренном ритме, а мы, врачи, продолжим дежурство на передовой и, поверьте, не подведем.

Автор: Ольга Невмержицкая
Советская Белоруссия, 4 июня 2020

 

 Поделитесь