Главная Университет Университет в СМИ Выход из красной зоны

Выход из красной зоны

«Дезинфекцию проводили три дня»: как Городская гинекологическая больница Минска возвращается к приему профильных пациентов

Президент не раз акцентировал внимание на том, что на фоне борьбы с распространением коронавируса нельзя забывать о других пациентах, которые нуждаются в медицинской помощи. «У нас есть больные и с онкологическими, сердечно-сосудистыми заболеваниями, астматики, просто люди, болеющие пневмонией, без всяких осложнений», — отмечал Александр Лукашенко. Учитывая позитивную тенденцию, в конце мая Минздрав принял решение постепенно переводить в привычный режим работы клиники, которые в последние месяцы перепрофилировались для лечения больных COVID-19. Первыми в Минске к работе с профильными больными вернулись Минский онкодиспансер, БСМП и столичная гинекологическая больница. Корреспондент «Р» побывала в клинике и посмотрела, как работает медперсонал в условиях пандемии и каким пациентам здесь помогают в первую очередь.


«Госпитализация осуществляется с 1 июня» — появления этой надписи на входе Городской гинекологической больницы пациентки ждали полтора месяца. 

Новая специальность в экстренном режиме

«Госпитализация осуществляется с 1 июня» — появления этой надписи на входе Городской гинекологической больницы пациентки ждали полтора месяца. Каждый день, признается главный врач клиники Александр Бич, ему поступали звонки с вопросами и просьбами. И их услышали: вот уже несколько дней здесь оказывают гинекологическую помощь тем, кто экстренно в ней нуждается. Сегодня в больнице лежит чуть больше 20 женщин, четверо из них — иностранки. Пока в коридорах клиники царит тишина. Медики ее бережно хранят, воспринимая как небольшую передышку перед наплывом пациентов.


— Разговоры о том, что нас будут перепрофилировать, шли с 3 апреля. Мы постепенно выписывали пациентов и готовились ко встрече с больными коронавирусом. Понимали, что придется из гинекологов превратиться в пульмонологов, поэтому начали изучать вопрос: как разделять потоки пациентов, как перестроить больницу на зеленую и красную зоны. В такой боеготовности находились несколько дней, а потом в Комитете по здравоохранению сообщили, что пока справляются без нас — мы вернулись к оказанию гинекологической помощи, но только экстренной.

Первого пациента с COVID-19 в клинику привезли 29 апреля. Мой вопрос о том, чувствовали ли медики в этот день страх, главного врача удивляет. В ответ он достает стопку из сотен сшитых между собой листков.

Страх возникает от неизвестности, а у нас было добрых три недели, чтобы подготовиться. Мы читали вот эти нормативные документы, литературу от коллег из Италии, Испании, в которой собран их опыт. Приглашали к себе экспертов из БГМУ, врачей инфекционной больницы. Им, конечно, респект за помощь: их советы по распределению потоков пациентов и персонала дали нам возможность выйти из этой ситуации с минимальными потерями. Чтобы вы понимали, в клинике работает 220 человек, коронавирусом заболел только 1.

Как оказалось, все зависит от того, насколько продумана логистика — у нас была возможность переодеваться под контролем, СИЗов хватало всем.

Не гинеколог, а врач!

Ровно за месяц из клиники выписались 205 пациентов: у большинства из них врачи вылечили так называемые коронавирусные пневмонии.

К нам привозили мужчин и женщин с разными сопутствующими патологиями. Были пациенты после перенесенного инсульта, инфаркта, люди с сахарным диабетом, с нарушением жирового обмена, с проблемами почек. При коронавирусе эти заболевания совсем по-другому себя ведут. У нас даже были мужчины по 45 лет с сахарным диабетом «со стажем», они на удивление долго лежали в реанимации, потому что было трудно откорректировать сахар. При этом мы знали, что специфического лечения нет: самое главное — обеспечить людям прон-позицию (положение лежа на животе) и дать увлажненный кислород. Он был в каждой палате, пациенты могли дышать сколько нужно, а не по очереди.


Кабинет УЗИ уже принимает пациенток в плановом порядке

«Условия хорошие, персонал отзывчивый, но от коронавирусной инфекции лечили нас… гинекологи», — такой отзыв после выписки оставила одна из пациенток клиники. Главного врача он одновременно и рассмешил, и озадачил:

Все мы — врачи! У нас было, чем лечить, и мы знали, как лечить. Мы не сразу учились на гинекологов или анестезиологов, в дипломе у каждого написано — «врач». Сама по себе пневмония для нас не новость, но коронавирусная — да, особенная. Однако медики не назначали лекарства, которые первыми в голову приходят. Мало кто знает, но мы все работаем по протоколам, которые проходят экспертизу в Минздраве и потом в Минюсте: там прописаны способы лечения, перечень препаратов, даже конкретные шаги — какой вид обследования нужен при определенной патологии. Мы использовали все методы, давали дорогостоящие препараты — лишь бы помочь, сделать все, чтобы эта гадость ушла.

Прошу Александра Ильича оценить работу его сотрудников. Первым делом главврач благодарит коллег:

Я безмерно рад, что у нас такой костяк: медики работали в бригадах посуточно, медсестры — по 12 часов. Каждый день, когда мы проводили брифинги со сменами, у меня была только одна просьба: «Пожалуйста, правильно и медленно раздевайтесь, выходя из красной зоны». Потому что как только человек выбывает из бригады, система разрушится. Но все молодцы, справились с этим и достойно вышли из ситуации.


У всех вновь поступивших женщин измеряют температуру. 

Кстати, все медики клиники 8 июня, в день зарплаты, получат надбавку за работу с коронавирусными больными.

Все суммы — согласно указу Президента: 1500 рублей врачам, 1300 рублей медсестрам и 900 рублей санитаркам. А анестезиологи-реаниматологи получат еще больше: мы подсчитали, что у некоторых врачей только «ковидных» надбавок, без зарплаты, набежит по 4000–5000 рублей. Но это заслуженно, потому что работа тяжелая и опасная. Мы всегда знали простую истину: чем меньше контакт с зараженным, тем меньше вероятность заболеть. Но как ей следовать? Как ты, медик, можешь не подойти к человеку, когда на обходе видишь его огромные, наполненные страхом глаза?.. Когда нам сказали, что клинику переводят на работу по профилю, мы даже расстроились: хотелось работать дальше, ведь мы уже научились и готовы были помогать.

Все идет по плану

До пояления пациентов с коронавирусом в Минске работало 6 клиник с гинекологическим стационаром. Сейчас ситуация в этом плане напряженная.

В 6-ю больницу госпитализируют женщин с подтвержденным COVID-19, в 1-й больнице гинекологические койки временно сократили. По большому счету, в городе оставалась только 5-я больница, которой отдали женские консультации практически всех поликлиник. Справляться с таким потоком тяжело, поэтому нам нужно было разгрузить коллег. 29 мая мы выписали последних пациентов и вызвали батальон химзащиты Минобороны — ребята, профессионалы своего дела, здесь все хорошенько продезинфицировали. Потом еще два дня наши сотрудники мыли каждый угол. Открывшись, мы забрали 11 своих поликлиник и добавили к ним еще 12 новых.

Сегодня гинекологическая больница оказывает только экстренную помощь. Главврач считает, что вести разговор о плановых операциях (до коронавируса их проводили больше 20 за день) пока рано.

Сначала поработаем дней десять и оценим поток, всего у нас готово 206 коек. Болячки-то везде одинаковые, но мы пока не знаем, как клиника будет заполняться, какая патология окажется превалирующей. Нужно немного времени, чтобы все проанализировать и потом принимать решение вместе с Минздравом — готовы ли мы расширяться. Думаю, уже скоро мы будем делать планово-экстренные операции.


Все медики работают в средствах индивидуальной защиты. 

То, что клиника больше не лечит людей с положительным ПЦР-тестом, вовсе не означает, что они сюда не попадут — бессимптомное течение болезни никто не отменял. Поэтому за безопасностью здесь следят все так же серьезно:

На каждом этаже в отделении мы организовали своеобразный бокс, куда будем направлять пациенток с температурой, кашлем — на всякий случай. Мы больше не носим противочумные костюмы, но медики в приемном отделении работают в респираторах, щитках, одноразовых халатах и перчатках. Медсестры на посту носят то же самое плюс нарукавники, когда берут кровь или ставят капельницы.

А как вообще принималось решение о том, чтобы вернуть вас и две другие столичные клиники в строй?

У нас три раза в неделю проводится брифинг под руководством председателя Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Натальи Кочановой в присутствии руководителей всех клиник. Каждый докладывает о ситуации, потом идет совместный анализ. На последних онлайн-заседаниях мы узнавали, что у одной клиники освободилось 300 коек, у другой — 400. Это значит, что люди выздоравливают и выписываются. Поэтому коллективно решили немногопрофильные учреждения выводить из ситуации боевой готовности. На мой взгляд, БСМП — это «святое» место, оно всегда должно заниматься только экстренными случаями. Онкодиспансер по понятным причинам тоже не мог надолго выбиваться из привычного ритма. Я думаю, дальше будут выводить клиники по очередности,  по мере того, как ситуация будет улучшаться. Мы все этого очень ждем.

КОМПЕТЕНТНО

Дмитрий ПИНЕВИЧ, первый заместитель министра здравоохранения:

— Мы видим, что понемногу справляемся с ситуацией и выходим на плановую работу, в том числе с выводом наших учреждений на плановый режим. Первым начал работать Минский городской онкодиспансер в режиме оказания хирургической помощи, затем он стал оказывать помощь по всем профилям. Затем открылись БСМП и Городская гинекологическая больница. Такой план разработан по всем учреждениям, и мы его будем постепенно выполнять.

Автор: Глушко Христина
Фото: Игорь Мозолевский

Советская Белоруссия, 3 июня 2020

 

 Поделитесь