Главная Университет Университет в СМИ Детализация персонификации

Детализация персонификации

Стратегия развития Беларуси в области персонализированной медицины стала одной из тем разговора на совместном заседании Президиума НАН Беларуси и коллегии Государственного комитета по науке и технологиям.  Выработанный документ направлен всем заинтересованным ведомствам и послужит основой для разработки конкретных программ научных исследований. С участником дискуссии заместителем председателя Президиума НАН Беларуси академиком Александром Сукало встретился корреспондент «МВ». 

Александр Васильевич, на втором Съезде ученых Беларуси была принята стратегия «Наука и технологии: 2018–2040». Новый документ — это детализация стратегического плана в области здравоохранения, где концепция персонализированной медицины определена базовой?

Именно так. Но на сей раз ограничились периодом до 2025 года. Уже создан научный задел и есть возможность развивать в медицине ключевые факторы шестого технологического уклада. Наука может предложить системы искусственного интеллекта, нанотехнологии для целевой доставки лекарств и протеинов. Будут разрабатываться новые мембранные и хроматографические материалы, создаваться биомедицинские клеточные продукты для регенеративной медицины, внедряться аддитивные технологии, в том числе в стоматологии и протезировании. 

В здравоохранении должны развиваться технологии самосохранительного поведения, найдут применение концепции превентивной прецизионной медицины, в том числе с использованием «цифровых» мобильных поликлиник, диагностических смарт-устройств, «интеллектуальных» больниц. Появятся новые лекарственные средства и подходы для продления активной жизни на основе замедления биологического старения человека.

Важно, что при выборе приоритетов мы ориентировались не только на потенциал НАН Беларуси, но и на возможности РНПЦ, с которыми у нас налажено тесное взаимодействие. НАН разрабатывает стратегию под потребности общества и здравоохранения. По нашим оценкам, повышение эффективности оказания медпомощи при использовании принципов персонализированной медицины может составить не менее 20 %. 

Если говорить о медицинской науке, то приоритет для ученых НАН — персонифицированная терапия. Здесь и генетика, и производство фармпрепаратов направленного действия, и тщательное изучение окружающей среды. Второе — реабилитация. Причем не только медицинская, но и социальная, психологическая.

Естественно, предусматривается развитие диагностических технологий. Это и медицинская техника, и медицинский инструментарий. Но в первую очередь важна подготовка специалистов — речь об углублении знаний в области новейших диагностических средств.

Концепция персонализированной медицины предполагает в том числе совместный подход к ее реализации...

Стратегией предусмотрена более тесная интеграция науки любой ведомственной принадлежности и клиники. Отделение медицинских наук НАН Беларуси может служить примером такой интеграции. Только 1-я кафедра детских болезней БГМУ, где я работаю по совместительству, за последние 10 лет выполнила не менее 8 совместных научных проектов по программам сотрудничества с учреждениями НАН — Институтом генетики и цитологии, Институтом биоорганической химии, Белорусским республиканским фондом фундаментальных исследований.

Институт физики НАН вместе с РНПЦ «Мать и дитя» разработал ряд приборов, в том числе для неинвазивного определения уровня билирубина в крови новорожденного, что позволяет своевременно начать терапию такого серьезного заболевания, как желтуха новорожденного. 

Ученые Института генетики и цитологии совместно с учеными-медиками создали Республиканский банк ДНК человека, животных, растений и микроорганизмов, который получил статус национального достояния республики. В тематической секции «Банк ДНК человека», где хранятся ДНК и биологические ткани, пока порядка 8 тысяч образцов. Там есть болезнеориентированные коллекции, то есть образцы ДНК пациентов с различными патологиями, а также контрольные образцы наследственного материала от здоровых людей. Для нашей страны в таком банке данных нужно собрать не менее 70–100 тысяч образцов, чтобы коллекции как для длительного хранения,  так и для научных целей были полноценными. Выход на этот рубеж будет означать очень многое для развития персонализированной медицины, для обмена образцами между учреждениями Беларуси и других стран, занимающихся молекулярно-генетическими исследованиями. Использование банка ДНК позволит выявлять генетические маркеры предрасположенности к заболеваниям, изучать индивидуальную чувствительность к лекарственным препаратам. То есть речь может идти о широком применении личной профилактики заболеваний, оптимизации терапии с учетом генетических особенностей.

Каков у нас уровень персонализированной медицины по сравнению с европейскими странами?

По уровню трансплантации мы не уступаем ни одной европейской стране. Если говорить о взрослых пациентах, то это школа Олега Руммо, Юрия Островского, если о детях, то это Республиканский центр детской нефрологии и гемодиализа, где занимаются проблемой патологии почек — от диагностики до пересадки. Мы проводили Европейские школы педиатров-нефрологов, из Финляндии приезжал генеральный секретарь Европейской ассоциации педиатров-нефрологов профессор Кристер Холмберг и высоко оценил наш уровень. 

Решили проблему острой почечной недостаточности. Из ГКБСМП, где смертность детей от этой патологии была 35 %, забрали пациентов в 2-ю ГДКБ Минска, где сконцентрировали новейшие высокотехнологичные способы почечно-заместительной терапии. На сегодняшний день смертность от острой почечной недостаточности у детей составляет 2 %. Уровень европейский, американский, японский точно такой же. Это и есть персонализированная медицина. 

Если говорить о лекарственном обеспечении, то на постсоветском пространстве мы в лидерах. Благодаря тому, что развиваем свою фармацевтическую отрасль, наладили систему контроля контрафактной продукции. Свою лепту вносит и НАН Беларуси. Ряд противоопухолевых препаратов — от субстанции до лекарственной формы — выпускают «Химфармсинтез» Института биоорганической химии, государственное предприятие «Академфарм», производственные подразделения Института физико-органической химии.

Очереди в поликлиниках не редкость — сочетается ли это  с индивидуальным подходом?

С точки зрения практического врача, более  40 лет отработавшего в системе здравоохранения, хочу сказать, что отчасти сами пациенты в этом виноваты. В зарубежных клиниках, где существует страховая либо платная медицина, пациент хорошо подумает, надо ли ему идти  к врачу. У нас же от лишнего похода в поликлинику человека ничего не удерживает. Отсюда и очереди. Кроме того, сказывается нехватка врачей. Даже клиническое звено не полностью укомплектовано. Выпускаем много специалистов, но есть отток молодых, которые уезжают за границу. Однако это тема для другого разговора.

Фото: Сергей Мицевич
Медицинский вестник, 28 декабря 2018

 

 Поделитесь