Главная Университет Университет в СМИ Прививка от заблуждений

Прививка от заблуждений

Врачи с ужасом вспоминают вспышку дифтерии в 1990-х

Прямо во время интервью «СБ» заведующему кафедрой инфекционных болезней БГМУ доктору медицинских наук, профессору Игорю КАРПОВУ пришло СМС-сообщение с просьбой посоветовать: «Прививать ребенка от кори или нет?» «Ну вот, пожалуйста...», — вздохнул Игорь Александрович. Так сама собой обострилась тема нашего разговора — вакцинация, — которая недавно, увы, вышла в новостях на первый план и в негативном контексте. Какой ответ дают инфекционисты, лучше, чем кто бы то ни было, видящие результаты программ иммунизации, активизировавшимся противникам прививок?

 
— Не будет преувеличением сказать, что вся история человечества — это история инфекционных заболеваний. И во все времена прилагались огромные усилия для борьбы с ними. Тем не менее и в начале ХХ века инфекции лидировали среди причин смертности, что уже не соответствовало уровню развития общества. Люди морально не готовы были терять из–за распространенности инфекционных заболеваний одного за другим детей и близких, что было обычным делом в XIV – XVIII веках, когда из большой семьи могло остаться в живых 2 – 3 человека, и это считалось за счастье. К XX столетию такое рассматривалось как анахронизм, а уберечься от многих болезней не удавалось. Только задумайтесь: в относительно благополучном довоенном 1913 году средняя продолжительность жизни в Российской империи составляла 44 года, в США — 46. Очень немного. Летальность от инфекций оставалась грандиозной. И были сделаны шаги, которых требовало время, благо уже имелись методологические возможности для проведения эффективных профилактических мероприятий. Сначала появились сыворотки, а на рубеже 1920 – 30-х — вакцины. Вкупе с изобретением антибиотиков и повышением знаний о гигиене это сотворило чудо. Как причина смерти инфекции отодвинулись в списке далеко назад. Обратите внимание, насколько выросла продолжительность жизни на планете в XX веке — на десятки лет! И все благодаря упомянутым трем основным пунктам. Это был прорыв, открывший человечеству абсолютно другие горизонты.

— Игорь Александрович, бытует мнение, что с инфекциями и бороться не надо, а можно мирно сосуществовать.

— Вообще, вопрос крайне неоднозначен. Период развития микробов не сопоставим с историей человечества. Бактерии и вирусы существуют на Земле миллиарды лет, занимая свою биологическую нишу. Часть из них помогает нам жить, скажем, участвуя в метаболических процессах. Мы даже не задумываемся о том, что носим в себе примерно 3 кг микроорганизмов. Наши — лишь каждая десятая клетка и лишь 1% генетического материала, все остальное принадлежит бактериям и вирусам. Сегодня известно около 10 тысяч разновидностей микроорганизмов, которые ассоциированы с человеческим существованием. Так что валить все в одну кучу будет неправильно. Но важно и понимать: каждая инфекционная патология имеет своего возбудителя. И у детей, людей старшего возраста или с хроническими заболеваниями в силу особенностей иммунитета очень часто протекает тяжело, дает серьезные осложнения, обострения основных недугов. Как этого избежать? Скажем, как защититься от последствий пневмококковой инфекции или гриппа? Ответ очевиден: надо, чтобы они вовсе не возникали, что под силу только вакцинации. Самое страшное — в такой ситуации говорить «нет». Противники прививок всегда были, есть и будут. Сейчас на фоне несчастья в Ганцевичском районе идут дискуссии, поднимаются вопросы. Это естественно. Случившееся расследуется всесторонне и профессионально. Проблема в другом: на эмоциях ни в коем случае нельзя уходить от самой идеи вакцинации и даже ставить ее под сомнение. Иначе еще более тяжелой будет расплата.

— Что будет, если вдруг отменить все прививки?

— Придут корь, дифтерия, столбняк... Все те инфекции, которыми еще в XX веке медицина научилась управлять, сведя угрозу от них к статистической погрешности. Знаете, так получилось, что жизнь уже моделировала подобную ситуацию — на рубеже 1980 – 90-х. Тогда до абсурда доходили отказы от вакцинации, и это вскоре аукнулось вспышкой дифтерии. Надо сказать, эта инфекция особенная — очень токсичная, чреватая тяжелейшими осложнениями  для сердца.
 
Хорошо помню один случай. Идем мы с молодыми коллегами по больничному коридору. А навстречу нам — профессор Борис Михайлович Розенман, умница, лучший, по моему мнению, тогда специалист по дифтерии в СССР, а возможно, и в Европе. В руках у него газета со статьей, где оспаривается польза прививок от дифтерии. Тогда это уже проходило, на дворе была перестройка, год где–то 1988–й или 1989–й. Интеллигентнейший Борис Михайлович к нам никогда так не обращался, но тут вдруг сказал: «Ребята! Вы увидите еще вспышку, которую мы видели после ухода немцев в конце 1940–х — начале 1950–х». И мы увидели... Начиная с 1992 года получили вспышку с высокой летальностью. Пострадали те, кто убежденно отказывался прививаться от дифтерии. Только в 1995 году в стране было диагностировано около 400 ее случаев. И только массовая вакцинация помогла снять это колоссальное напряжение... А почему стали прививать от кори? Мало того что у нее летальность — 1 случай на 1.000 – 2.000 заболевших, эта инфекция еще приводит к очень тяжелым поражениям центральной нервной системы. А эффективного лечения нет, мы не можем подействовать на уже внедрившийся вирус — можем работать только с осложнениями, надеясь на внутренние силы организма. Или зачем нужна прививка от гемофильной инфекции? Это же защита от целого ряда бактериальных заболеваний — отитов, синуситов, менингитов, пневмоний у детей.

— Что бы вы ответили людям, которые стоят на позиции: «Прививка — это мое личное дело. Вот не вакцинируюсь — и ничего, не болею»?

— Такой человек должен осознать: то, что с ним все хорошо, — это заслуга совсем не его лично, а коллективного иммунитета. Тех 95 – 98% наших сограждан, которые вакцинацию прошли и тем самым остановили циркуляцию опасных болезнетворных микробов. «Я не хочу», «я не буду» — это не разговор. Нужно ощущать ответственность — и перед обществом, и перед своими детьми, и перед самим собой. Понимая, к чему может привести твой отказ. В других странах здесь идут на жесткие меры. Скажем, в свое время медики, отказывавшиеся прививаться от гриппа, в случае болезни должны были сами оплачивать свое лечение. В качестве дополнительного аргумента я бы посоветовал всем внимательно прочитать текст медицинской страховки, которую все мы покупаем, планируя выезд за рубеж. Там черным по белому вначале указано, что она не покрывает ваших расходов на госпитализацию при болезнях, развившихся вследствие управляемых инфекций. То есть кори, дифтерии и так далее. Вы заплатите за все из своего кармана. В общем, человек должен понимать: это мой выбор, а вот что будет, если он окажется неправильным.

— Единственная инфекция, от которой человечество избавилось при помощи прививок, — натуральная оспа. Или она еще может вернуться?

— Это безусловная победа ВОЗ. Мое поколение еще вакцинировалось от оспы. И я до сих пор помню свою прививку, какой тяжелой она оказалась. Но это было необходимо, ведь по улицам ходило достаточно много людей в оспинах, болезнь перенесших. Сегодня природного очага у оспы нет. Но есть оспа обезьян, это другой вирус, и стоит быть начеку. Или возьмем полиомиелит. В моем дворе жили дети, которых он сделал инвалидами, с параличами. Еще в 1950 годах это никого не удивляло. А теперь случаи полиомиелита регистрируют единичные и всего в нескольких странах — Пакистан, Афганистан, Нигерия. Вакцинация сделала свое дело.

— Но ведь главные инфекции, «косившие» человечество тысячами — чума и холера были побеждены не столько благодаря вакцинации?

— Здесь свое слово сказала как раз гигиена. Кстати, знаете ли вы, что Николай II болел брюшным тифом? Им заражаются только люди. Значит, в пищу императора был занесен этот микроб кем–то из обслуживающего персонала, кто–то был недостаточно чистоплотен. Получается, даже дворцовая кухня в начале ХХ века допускала возникновение брюшного тифа у первых лиц государства! А холера? Не зря ведь Николай I в свое время подписал довольно толковый указ, суммирующий имевшиеся в то время знания по ее профилактике. В том числе благодаря этому постепенно ситуацию удалось выправить, хотя вспышки заболевания фиксировались и в 1970–е, скажем, в Одессе, Керчи и Астрахани. Кстати, против холеры тоже создана вакцина, на тот случай, если человек едет в неблагополучный по этой инфекции регион. Что же касается чумы, то она перестала свирепствовать, как только был определен природный резервуар инфекции — крысы, а также некоторые другие грызуны, и были разработаны соответствующие профилактические мероприятия. Кстати, не последнюю роль здесь также сыграла вакцинация.

— Вакцин будет создаваться все больше и больше?

— Да, и чем больше, тем лучше. Это мое глубокое убеждение как инфекциониста. Смотрите, в 1990–х начали применять вакцину от гепатита В. И если в конце 1980–х в Беларуси регистрировались по 2 – 2,5 тысячи случаев острого гепатита В ежегодно, то сейчас их количество снизилось более чем в 20 раз. Вакцина против гепатита С или ВИЧ — дело престижа всего человечества. Ведь что такое получить вакцину? Это значит подойти к решению конкретной проблемы.

Автор: Людмила Габасова
Советская Белоруссия, 8 сентября 2018 



 

 Поделитесь