Главная Университет Университет в СМИ Выпускников меньше, чем вакансий. Почему не хватает врачей и медсестер?

Выпускников меньше, чем вакансий. Почему не хватает врачей и медсестер? 

Больше все врачи нужны в Минске и Минской области. Решит ли распределение кадровые вопросы

Без сомнения, медработники – одна из самых востребованных профессий. Специалистов ждут и в городах, и в деревнях. Куда хотят поехать сами выпускники? И достаточно ли их в этом году, чтобы закрыть кадровые запросы? Обсудим! За круглым столом «Знаменки» – начальник управления кадровой политики, учреждений образования Министерства здравоохранения Ольга Маршалко, первый проректор Белорусского государственного медицинского университета Сергей Губкин, директор Белорусского государственного медицинского колледжа Владимир Крупенченков. Напротив них – врач-интерн поликлиники № 39 Минска Анастасия Кононцова и молодые специалисты Столбцовской центральной районной больницы, заведующая Тесновской амбулаторией Татьяна Хильманович и заведующий Налибокской амбулаторией Георгий Хильманович.



Как на личном приеме

«ЗН»: Предварительное распределение в вузах и колледжах завершилось, в марте-апреле – окончательное. Сколько выпускников приступят к работе в этом году?


Ольга Маршалко

Ольга Маршалко: Планируем выпустить 2899 специалистов с высшим медицинским образованием и 3914 – со средним специальным. Ежегодно распределение в системе здравоохранения стопроцентное. Даже те выпускники, которые берут справку о свободном трудоустройстве, в последующем обращаются в Министерство здравоохранения, где определяют их первое место работы. Мы максимально учитываем интересы студентов: как профессиональные, так и связанные с социальными гарантиями, местом проживания и условиями труда. На окончательном распределении во всех медуниверситетах (а с этого года и в колледжах) присутствует министр здравоохранения. Для каждого выпускника это как личный прием: есть возможность побеседовать с руководителем ведомства, задать любые вопросы и получить ответы.

Сергей Губкин: В последних числах февраля в БГМУ прошло предварительное распределение, на котором мы определили дальнейший путь 764 выпускников. Студентов, которые захотели взять документ о свободном трудоустройстве, немного. На лечебном факультете, к примеру, таких только трое, на стоматологическом – чуть больше. Но в любом случае все они в обязательном порядке согласуют первое рабочее место с Минздравом.

Ольга Маршалко: Практически все внебюджетники берут распределение. Потому что понимают: одно дело, когда колледж, вуз, Минздрав несут за тебя ответственность и сопровождают как молодого специалиста, и другое дело, когда ты один на один остаешься со своими трудностями.

Работа с видом на дом
 
«ЗН»: Где будущие специалисты хотят начинать карьеру и на что ориентируются в своем выборе?


Сергей Губкин

Сергей Губкин: Не нужно лукавить: все выпускники рассчитывают на интересное, с их точки зрения, место работы. Развиваются клинические центры, вводятся потрясающие реанимационные и хирургические отделения, и, естественно, современные технологии привлекают молодых специалистов в крупные города. Но в то же время нужно учитывать и финансовую сторону. Если нет своего жилья в городе, ребята выбирают районы, где его предоставляют.

Татьяна Хильманович: Расскажу о нашем опыте. С Георгием мы учились в одной группе. На шес­том курсе поженились, поэтому на предварительное распределение заходили вдвоем – как семейная пара. Сообща решали, что для нас лучше. Точно знали – в Минске не останемся, по­тому что у нас здесь нет жилья и нам невыгодно его снимать. Перед предварительным распределением в университете проходила встреча с главными врачами учреждений здравоохранения Минской области. С каждым руководителем можно было поговорить об условиях труда. Главный врач Столбцовской боль­ницы предложила: «Пойдемте ко мне, у нас есть хороший врачебный дом на три комнаты». Мы поехали посмотреть будущее место работы, жилье, познакомились с коллек­тивом. К моменту распределения приняли взвешенное решение. К нашему приезду в доме сделали ремонт, подвели газовое отопление. Дрова носить не нужно, горячая вода – все в твоем распоряжении.


Татьяна Хильманович

Ольга Маршалко: Жилье – приоритет для тех, кто едет работать не по месту жительства. Это важный момент, который позволяет чувствовать себя комфортно и реализовываться профессионально, не отвлекаясь на бытовые вопросы. На распределении присутствуют наниматели, представители регионов, и мы сразу спрашиваем: у вас есть жилье для молодого врача? Если да, мы отдаем вам специалиста. Если нет, тогда направим его в тот район, где ему предоставят дом или квартиру. Врачи должны знать, что о них заботятся. Выпускники, взявшие распределение, получают статус молодых специалистов и соответствующие гарантии независимо от того, учились они на бюджетном отделении или на платном. Это один из факторов, помогающих закреплять кадры на первом рабочем месте.

Владимир Крупенченков: Мы организуем для будущих выпускников встречи с заказчиками кад­ров – руководителями поликлиник, больниц, республиканских научно-практических центров, государственных фармацевтических предприятий Минска и Минской области. Именно сюда распределяется большинство наших ребят. Наниматели рассказывают об условиях труда, льготах для молодых специалистов, предусмотренных коллективным договором. Если заинтересовали учащихся, они могут посетить учреждение или пройти там преддипломную практику – чтобы потом не было разочарования: на встрече пообещали одно, а на деле оказалось иначе. Стараемся упредить проблемы до того, как выпускники трудоустроятся. И после выпуска мы не закрываем перед ними двери: если возникают сложности, помогаем их решать. Во всех организациях здравоохранения есть такая форма, как наставничество. За молодыми специалистами закрепляют более опытного коллегу, который поддерживает, помогает адаптироваться в учреждении и коллективе, подсказывает, как правильно себя повести и избежать ошибок в начале профессиональной деятельности.

«ЗН»: Какие сложности испытывают молодые врачи?


Анастасия Кононцова

Анастасия Кононцова: Мне было несложно влиться в коллектив 39-й поликлиники, работать интересно. В любой момент могу обратиться к коллегам, и они помогут. Конечно, всегда нужно время, чтобы адаптироваться к новой обстановке. Что касается пациентов, ответственности за их жизнь и здоровье, то этому нас учат еще в университете. Во время занятий на клинических кафедрах мы с преподавателями консультируем людей, поэтому в интернатуре чувствуем себя довольно уверенно. Да, бывают разные ситуации и пациенты, но, идя в медицину, ты должен быть к этому готов.

Георгий Хильманович: Нас приняли очень хорошо – и коллектив, и население. Все же в деревне люди проще, чем в городе. В Тесновой, например, доктора ждали два года: молодой специалист, который работал там до нас, после окончания распределения уехал.

«ЗН»: А вас в город не тянет?

Георгий Хильманович: Поначалу немного тосковали. Но у нас есть машина, можем выехать в город в любой момент. В этом плане мы мобильные: посещаем театры, кино.

«ЗН»: Анастасия, вам еще не захотелось в Столбцы? В Минске снимать квартиру дорого, а там предоставляют целый дом.

Анастасия Кононцова: Да, жилье в городе дорогое. Но пока я живу с родителями, поэтому проб­лем нет.

Ольга Маршалко: Любой из нас мечтает о своем доме, чтобы рядом был участок земли, сад. Разве не так? И я не удивлюсь, если со временем желающих остаться в мегаполисе станет намного меньше. Сельская местность обустраивается, растут города-спутники, улучшаются дорожно-транспортные коммуникации. Можно сесть в машину и поехать на чашку кофе или киносеанс в город, а потом вернуться в свой дом.


Георгий Хильманович

Доезжают почти все

«ЗН»: Помогает ли распределение решать кадровую проблему в долгосрочной перспективе?

Ольга Маршалко: Безусловно. До 60 процентов всех поступающих на бюджет идут по целевым направлениям. И после учебы работают пять лет. За это время у многих появляются семья, друзья, жилье, они остаются в сельской местности. Когда ввели пятилетнее распределение для целевиков, многие настороженно к этому отнеслись. Но жизнь показала, что мы приняли правильное решение, которое помогает чувствовать себя застрахованными. Руководителю – потому что он знает: работник не уволится. Молодому специалисту – потому что он получает социальные льготы и бесценный опыт, без которого во врачебной сфере никуда.

«ЗН»: Много ли молодых специалистов не доезжает до первого места работы?

Ольга Маршалко: Их меньше одного процента от общего числа выпускников, как правило, пять-семь человек. Все молодые специалисты и врачи-интерны должны приступить к работе 1 августа. Если в течение десяти дней они не вы­шли, информация из учреждений здравоохранения поступает в вузы и колледжи, а оттуда – в Минздрав. По каждому случаю неявки проводим проверку. Чаще всего устанавливаются уважительные причины: заболел, поступил в аспирантуру, ушел в армию. Кстати, последний момент с недавних пор Минздравом согласован: теперь юношей, которые проходят интернатуру,  не будут забирать служить. 

Владимир Крупенченков: У нас число специалистов, не прибывших на первое рабочее место, также минимально. И дело даже не в том, что выпускников страшат огромные суммы, которые нужно выплачивать тем, кто не готов отрабатывать, а в том, что мы проводим большую работу перед распределением. За два-три месяца до часа икс знакомим с вакансиями. Смело могу сказать: каждый из наших студентов делает осознанный выбор, а не бросается в омут с го­ловой.


Сколько зарабатывает молодой специалист

«ЗН»: По статистике, количество выпускников медицинских учреждений образования каждый год растет. При этом численность населения сокращается. Почему врачей все же не хватает? Например, в 25-й детской поликлинике Минска участкового педиатра нет уже второй год.

Ольга Маршалко: Дефицита врачей у нас не наблюдается. Понятие дефицит предполагает, что ставка пустует пять-семь лет. У нас же специалистов достаточно. Возможно, врач поработал год-два и ушел, однако это вопрос закрепления кадров. Действительно, еще в 2005 году мы выпускали всего 1600 врачей, в 2018-м – уже 2899. Но давайте не забывать, что и лечебных учреждений 13 лет назад было гораздо меньше. Их сеть разрастается, в том числе за счет появления частных медицинских центров, в которых «растворяются» медики, подготовленные для работы в государственном секторе. Кроме того, на возникновение мнимого кадрового дефицита влияют социально-экономические и демографические процессы. В последние годы увеличивается рождаемость. Если раньше в семьях было по одному ребенку, то сегодня – два-три. А три декретных отпуска – это минус девять лет работы. Больше всего врачи нужны в Минске и Минской области. Из-за комплексной модернизации системы здравоохранения востребованы специалисты общей практики. Спрос на педиатров обусловлен демографическими процессами – старением персонала.

«ЗН»: По запросу «врач» банк вакансий выдает более 2000 результатов. Например, в Кировске Могилевской области врача на ставку приглашают за 350 рублей в месяц. Как думаете, сколько будут искать специалиста на такую зарплату?

Ольга Маршалко: Эта цифра – «голая» зарплата, которая «обрастает» надбавками за квалификацию, стаж. Молодые специалисты, не стесняйтесь озвучить, сколько вы зарабатываете.

Георгий Хильманович: И я, и супруга получаем по 800–900 рублей в месяц. Наша зарплата складывается из базовой тарифной ставки, а также надбавки для молодых специалистов, трудящихся в сельской местности. При желании можно еще и подработать, взяв дежурства на скорой. Но у нас такой необходимости не возникает.

Анастасия Кононцова: Как врач-интерн получаю 400 рублей. По сравнению со стипендией это хорошие деньги.


Владимир Крупенченков

Владимир Крупенченков: В 2017 году средняя зарплата в сфере здравоохранения составила 644,3 рубля. У медицинских работников среднего звена она находится в сопоставимых пределах и во многом зависит от специальности и интенсивности труда. Зарплата участковой медсестры, например, отличается от той, которую можно заработать в стационаре.

Ольга Маршалко: Нам удалось решить вопрос финансового обеспечения молодых специалистов, и это большой плюс. Они могут позволить себе гораздо больше, чем мы когда-то. Но нельзя не отметить и то, что в последнее время приоритеты выпускников изменились. Если еще лет пять назад главным для них была зарплата, то сейчас – возможность профессионального роста.

Не тесно в Тесновой

В августе выпускники Белорусского государственного медицинского университета Татьяна и Георгий Хильмановичи сменили шумный Минск на деревню Тесновая Столбцовского района. Они получили распределение в сельские амбулатории. Глава семейства заведует Налибокской, его жена – Тесновской. За это время супруги обжили просторный трехкомнатный дом с газовым отоплением и удобствами, завели двух котов и строят планы на лето – хотят посадить огород и сад.

А ведь поначалу думали обосноваться поближе к родителям, вспоминает Георгий:

– Я из Волковыска, Таня родом из Дзержинского района. Долго выбирали, где работать и жить. Но на распределении главврач Столбцовской центральной районной больницы Светлана Глебко заинтересовала нас домом для врачей. С родителями отправились посмотреть будущее место работы и жилье. Ремонта в доме не было, но за год, пока мы были в интернатуре, его сделали с учетом наших пожеланий. Даже обои выбирали вместе с главврачом.

До Столбцов 50 километров, до Минска – 60. Час езды на машине, и ребята оказываются в центре культурной жизни. За месяц несколько раз выбираются в театр или кино. Татьяна признается, что местные жители принимают их как родных:

– Почти на руках носят, а после приема даже иногда целуют в щеку. Ну и мы стараемся для них как можем: если обращаются за помощью во внерабочее время, не отказываем. Думаю, не сможем распрощаться с этим селом, ставшим уже родным.

Автор: Мария ЗУБКОВА, Ольга ДУБРОВСКАЯ
Фото: Александра КУЛЕВСКОГО и Виталия ПИВОВАРЧИКА

Знамя Юности, 15 марта 2018 

 

 Поделитесь