Главная Университет Университет в СМИ Слушайте, доктор

Слушайте, доктор 

Пациенты терроризуют медиков по мобильным

В тени проблемы нападений на медиков остается другая, не менее острая — пациентский экстремизм. Это когда под маркой «вы же давали клятву Гиппократа!» с врача требуют и требуют, не признавая его права — одни только обязанности. Последнее время такая агрессия приобрела новую форму — через личные мобильные телефоны. Недавний случай. 77–летняя минчанка настолько хочет иметь своего, «карманного» терапевта, что ее обращения стали предметом тщательного рассмотрения в Минздраве. В свое время в виде исключения пенсионерке дали мобильный телефон заведующей терапевтическим отделением. И, по информации мобильного оператора, в период, например, с 4 августа по 11 сентября прошлого года та звонила доктору аж 64 раза! Если же врач не сразу отвечала на звонок, то уже в следующую минуту раскалялся телефон в приемной главврача поликлиники: почему не отвечает?


Администрация неоднократно пыталась растолковать пациентке, что при выполнении должностных обязанностей у заведующего отделением не всегда имеется возможность ответить на телефонный звонок и что ей обязательно перезвонят, как только освободятся. Что звонить на личный телефон врача можно только в самых экстренных ситуациях для консультации или чтобы сообщить о резком ухудшении здоровья. И что, в конце концов, мобильный телефон работника — его личная собственность, наниматель не имеет права заставить использовать его в служебных целях. Но... На мобильный заведующей пенсионерка звонила по всем вопросам: и когда хотелось врача на дом, и по поводу всевозможных консультаций, большая часть которых даже не касалась здоровья. Визиты к пациентке растягивались на 1,5 — 2 часа, хотя регулярное обслуживание на дому в должностные обязанности заведующего отделением не входит. А сколько объяснительных своему руководству, заваленному жалобами, написала доктор! Сколько раз претензии пенсионерки становились поводом для рассмотрения на заседаниях специальной комиссии! Кончилось тем, что врач вынуждена была написать заявление в милицию с просьбой оградить ее от постоянных звонков на личный мобильный. Пенсионерку навестил участковый инспектор Ленинского РУВД Минска с профилактической беседой. Но остановился телефонный кошмар лишь тогда, когда врач просто сменила номер телефона.

Немаловажный нюанс. Несмотря ни на что, администрация поликлиники уважила просьбу бабушки и сохранила так называемое закрепление за горячо любимым доктором.

По словам медиков, с пациентским экстремизмом сталкивались все, кто носит белый халат. Надо сказать, врачи частенько и сами делятся с подопечными личными номерами, так как искренне переживают за какие–то особые случаи, связанные с лечением или наблюдением, да и просто по–человечески не могут отказать, когда люди очень просят. Большинство потом этой возможностью не злоупотребляет. Но бывают и вопиющие ситуации. Скажем, заведующая отделением одной из областных клиник вспоминает, каким уроком стала для нее ситуация, когда пациентка узнала номер ее мобильного:

— И тут началось... Сначала я по звонку помчалась спасать ее 18–летнюю дочь, похватав в доме все, что было под рукой. В итоге выяснилось, что у девушки просто истерика, а в семье обычный скандал. Потом чуть ли не ночью меня позвали измерить давление соседке. С тех пор прошло много лет. Но как давала номер мобильного, когда просят, так и даю. И с чем только не звонят! «Извините, пожалуйста, я только спросить... А вот если дочка моей подруги забыла выпить противозачаточную таблетку, то что ей сейчас делать?» Или «Мне вот прямо сейчас нужно МРТ всего–всего, госпитализация в РНПЦ и массажистка на дому... А если не выполните, то у меня уже готова на вас жалоба». Да, я знаю, что есть в мобильном аппарате функция «черный список». Только он пока совершенно пуст...

Номер одного из лучших минских дерматовенерологов, работающей в коммерческом центре, очень легко найти в интернете. И она говорит: эксцессов хватает. Пациенты фотографируют свою малейшую проблему и шлют ей по вайберу. Причем невзирая на время: глубокой ночью, чуть свет, поздним вечером. С припиской вроде «у меня уже три недели это высыпание, подскажите, что делать». То есть три недели человек с этим спокойно жил и вдруг в полночь понял, что нельзя терять ни минуты? Самое для врача неприятное — когда она ведет прием, но поднимает трубку и просит позвонить попозже, однако ее элементарно не хотят слышать...

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Проректор по воспитательной работе БГМУ доцент Павел Маркауцан:


— Вопросам врачебной этики, в частности, касающимся взаимоотношений с пациентами, отводится особое место в образовательном процессе. Например, с этого учебного года для шестикурсников введен новый элективный курс «Актуальные психологические аспекты взаимоотношений врача и пациента». Ребятам дана возможность посещать его по желанию. Но мы с удовлетворением видим, что интерес к этой дисциплине есть. Среди обязательных дисциплин, где также изучается эта тема, — «Медицинская психология». Давать или не давать пациентам номера мобильных телефонов? Ни в одном нормативном документе каких–то прямых установок на этот счет нет. Врач должен сам решить, что ему делать в каждом конкретном случае, если уж возникает такой прецедент. Но я знаю, что многие медики не делают из номера своего мобильного тайны. Например, после операции, когда пациент уже находится дома, но есть вероятность, что состояние может резко измениться и потребовать корректировки лечения... При этом пациентам следует понимать, что делиться номером телефона врача с друзьями и родственниками ни в коем случае нельзя, не согласовав это с ним лично.

Да, каждый выпускник медуниверситета дает «Клятву врача Республики Беларусь». И там есть фразы, которые, к сожалению, трактуются очень уж вольно: «Клянусь в любое время помогать каждому пациенту...», «если этого требуют интересы пациента... никогда не отказывать в совете и помощи». Это означает, что доктор, например, идет с работы домой, а тут вдруг срочно требуется его помощь: прохожему стало плохо или случилась авария, где есть пострадавшие, и они нуждаются в экстренном спасении. Конечно, врач обязан помочь, невзирая ни на что, используя все свои умения, знания и возможности. В интересах пациента медики выходят на работу и среди ночи, когда их, также в особых случаях, поднимают с постели звонки руководства или коллег. И это тоже нормально. Но даже если у вас, скажем, есть телефон очень хорошего кардиолога, то лучше все–таки вызвать «скорую помощь», когда вдруг заболело сердце. Если, конечно, врач, оставивший свой номер, не рекомендовал поступать иначе. В конце концов, по мобильному нельзя пациента ни обследовать, ни элементарно осмотреть, не говоря уже о более сложных манипуляциях..

Автор: Марина Зубович
Советская Белоруссия, 17 февраля 2018

 

 Поделитесь