Главная Университет Университет в СМИ «Каждый вырванный зуб приближает человека к старости»

«Каждый вырванный зуб приближает человека к старости»

Как продлить жизнь зубов, что нужно делать после удаления и стоит ли паниковать, если остались без зубов, в нашей рубрике «Закрытый прием» рассказал известный профессор Семен НАУМОВИЧ

«Каждый вырванный зуб приближает человека к старости».

ДОСЬЕ 'КП'

Наумович Семен Антонович, доктор медицинских наук, профессор. 1990-1994 – заместитель декана стоматологического факультета. В октябре 1991 года избран на должность доцента, с 1993 года и по настоящее время заведует кафедрой ортопедической стоматологии БГМУ. Автор более 500 научных работ, в том числе 9 монографий в соавторстве, 12 патентов.

- Семен Антонович, правда, что плохие желтые зубы у белорусов из-за хлорной воды из крана?

- Зубы – в первую очередь наследственность, гены, важно даже то, как плод развивался в утробе матери. А вот после рождения на первый план выходит питание и образ жизни. Здоровье зависит в первую очередь от себя самого, и только на 11-12% - от медицины. Окружающая среда, питание, образ жизни – вот три кита, на которых держится здоровье.

Кроме того, здоровье зубов можно улучшать. В республиканской программе профилактики заложена основная идея – применения препаратов фтора, он укрепляет эмаль. Для укрепления зубов выпускается фторированная пищевая соль в Мозыре.

С 2003 по 2008 годы я был главным стоматологом Беларуси, главное - мы не разрушили накопленное в советское время: и сейчас в детских садах и школах детей осматривают стоматологи, проводят профилактические мероприятия, обучают гигиене полости рта, по необходимости – лечение. Если бы этого не было, наши показатели стоматологического здоровья - индекс КПУ: кариес-пломба-удаленный зуб - были бы гораздо хуже. Сегодня на постсоветском пространстве мы в лидерах.

 Стоматолог-ортопед Семен Наумович: «Каждый вырванный зуб приближает человека к старости». Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Есть требования ВОЗ к каждому возрасту по количеству оставшихся зубов. Возьмем показательную возрастную категорию 65-74 года: последние европейские требования к этому возрасту – 20 зубов. Но и у нас достаточно высокий показатель: в 2013-2014-х годах у белорусов этого возраста было до 15 зубов.

- А правда, что у американцев хорошие белые зубы потому, что они все едят-пьют со льдом?

- Нет, скорее потому, что там маленькая пломба стоит порядка 100 долларов. Пациент заряжен на то, чтобы сделать пломбочку, потому что следующий этап – уже коронка за 600 долларов. А если с молодости заниматься профилактикой – возможно, и платить не придется.

Тут многое зависит от самого человека: как он ухаживает за полостью рта, правильно ли чистит зубы, выбирает щетку, пасту. Универсального совета - что лучше? - нет: у каждого свои особенности, все зависит от состояния слизистой и эмали.

 

 

«Бывает, молодым удаляем по 15-20 зубов»

- Слышала, что каждый вырванный зуб приближает человека к старости: мол, мозг получает сигнал и перестраивает работу...

- Отсутствие даже одного зуба имеет большое значение, особенно – если он передний. Но и отсутствие так называемой «шестерки» - тоже проблема. Если дефект не закрыть, соседние зубы начинают перемещаться, и это связано, как вы говорите, с сигналами свыше. Зубы могут смещаться по вертикали, в поперечном направлении, в любом другом – по линии наименьшего сопротивления. Могут смещаться и под углом на 5-7 градусов. Профилактически мы советуем сделать временный протез – в народе их называли «бабочки» - закрыть дефект, чтобы зубы не перемещались. А потом решать: делать имплантат или мостовидный протез с опорой на близлежащие зубы.

- Но отсутствие одного зуба – не показание для вмешательства, или вы бы все равно не советовали оставлять даже одну дырочку?

- Не советовал бы, особенно шестые зубы. Как правило, они первыми из постоянных зубов появляются на свет и первыми изнашиваются, нагрузка на них колоссальная. Когда их удаляют, люди порой не обращают внимания и живут себе без зуба. А через 10 лет приходят к нам с жалобами: «Доктор, у меня мышцы на лице болят». Если человек потерял ключевые зубы, начинается деформация зубных рядов, становятся чувствительными височно-нижнечелюстные суставы. Отсутствие даже одного зуба проявится неприятными симптомами уже через 4-7 лет.

- Некоторые боятся вставлять имплантаты - это же операция! – особенно сейчас, когда растет количество онкологических заболеваний. Да и ставить «коронки» страшновато – говорят, зубы под ними гниют, разрушаются…

- Если опорные коронки выполнены качественно – разрушений не будет 8-10 лет. Да, если коронки изготовлены некачественно – мы такие называем «кастрюлями» - под ними развивается «парниковый эффект»: попадает пища, слюна, что приводит к разрушению зубов.

Имплантаты можно устанавливать, если у пациента имеется достаточный объем костной ткани, структура кости позволяет провести манипуляцию и нет противопоказаний. К ним относятся сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, онкологические заболевания.

Еще одно противопоказание – тяжелые формы заболеваний периодонта, раньше его называли пародонтоз. Это оголение десневого края, убыль костной ткани, шатающиеся зубы, которые мы чаще всего удаляем. При таком заболевании имплантолог вам тоже откажет: свой зуб не приживается, как будет приживаться чужой? Заболевание периодонта – когда кость убывает, а зуб целый, но при этом подлежит удалению – это страшно. Тут в первую очередь важна профессиональная гигиена: снятие зубных отложений и противовоспалительная терапия десневого края. Снять зубной камень, который виден - просто, но камни бывают и под десной. Иногда так далеко – что сразу и не снимешь. Тогда делают лоскутную операцию: отслаивают десневой край и только так убирают камень. Иначе он механически разрушит вначале десну, а потом кость.

Первые признаки такой проблемы – кровоточивость десны, как во время чистки зубов, так и без. Плюс видимые изменения: отекший десневой край синюшного оттенка. Чтобы распознать проблему на ранней стадии каждый уважающий себя человек должен ходить к стоматологу два раза в год.

- Но говорят, что оголение корней зубов – это возрастная особенность, нет?

- Да, но нередко накладывается и общая патология, например, диабет, заболевания крови, щитовидной железы. Молодежь с такими диагнозами приходит к нам и в 25, и в 27 лет. Я пишу заключение: «Удалить 15-20 зубов». А то и более! Зубы есть, а костной ткани, где они бы фиксировались, – нет. Зубы двигаются даже от «порыва ветра». Таких пациентов мы, как правило, протезируем только съемными протезами.

«Если стоматолог приходит в профессию со счетчиком в глазах – хорошего специалиста из него не получится»

- Но даже в таких ситуациях, когда удалены все зубы, паниковать не стоит. Да – к съемным протезам нужно привыкнуть, но жизнь продолжается. Приведу пример своей бабушки: ей сделали полные протезы в 1933 году, ей было всего 35 лет. В итоге она счастливо прожила 97 с половиной лет, 60 из них – с полными протезами. Когда я предложил сделать ей новые - лишь рукой махнула: «Сейчас такие не делают…» Но я все равно их неоднократно реконструировал, так как подобные протезы подлежат переделке через каждые 5-6 лет. И как специалист хорошо понимаю, что она никогда бы столько не прожила без них…

- У меня есть знакомый, который перед отъездом в Америку лет 10 назад, сделал себе новые зубы: свои вырвал, вставил красивые, белые имплантаты. Через два года первым делом бросилось в глаза, как у него изменилось лицо, опухло что ли. Жаловался: суставы болят, есть сложно. Это некачественная работа или скорее виноват организм, который отторгает чужеродное?

- Скорее и то, и другое. К сожалению, такое случается. Первые попытки сделать имплантаты начались в Минске на базе 13-й стоматологической поликлиники еще в 1989 году. Я тогда работал замдекана нашего стоматологического факультета, меня назначили председателем комиссии по оценке тех первых опытов. Методики были довольно слабые, но наши специалисты прошли подготовку в Вильнюсе. Первые шаги были с проблемами, сегодня понимаю, что те имплантаты устанавливали не очень качественно...

Но прошло 26 лет, и сегодня таких проблем практически нет, мы входим в мировую статистику: имплантаты служат пациенту 9-12 лет и более. Да, бывает, что к нам приезжают пациенты - им многое наобещали, установили имплантаты, на них затем изготовили коронки, люди заплатили огромные деньги – а мы уже через год все снимаем и удаляем. Бывает, что протезирование проведено с многочисленными ошибками: на верхней челюсти, например, выводят имплантат в гайморову пазуху, на нижней – в нижнечелюстной канал, начинаются воспалительные процессы. Но, слава Богу, что таких случаев – единицы.

К нам на стоматологический факультет поступают лучшие выпускники школ, за последние 10-15 лет - с баллом от 370 до 400. Раньше лечебный факультет был лучшим, сейчас у нас практически нет конкурентов. Мы готовим врачей-стоматологов общей практики, которые после окончания университета не только обладают хорошими теоретическими знаниями, но и прекрасно владеют практическими навыками по всем разделам стоматологии.

- Логично, слышала, что стоматология – самый легкий способ заработать хорошие деньги в медицине, главное - открыть свой частный кабинет.

- К сожалению, я тоже про это часто слышу. Но не такой уж легкий это хлеб, он связан и с профессиональными вредностями, и с большой психологической и физической нагрузкой. Если человек приходит в профессию со счетчиком в глазах – хорошего специалиста из него не получится…

«Однажды мы уменьшили размер нижней челюсти»

- Никогда бы не подумала, что красивую улыбку можно сделать при помощи брекетов: человек полжизни не улыбался из-за некрасивых неровных зубов, а потом раз – и засиял!

- Этой проблемой я занимаюсь почти 40 лет. Когда я начинал работать в конце 70-х, на всю Минскую область был один врач-ортодонт. В областной стоматологической поликлинике он принимал по 80 пациентов за 6 часов работы: 40 пациентам снимали оттиски, 40 – накладывали уже готовые ортодонтические пластинки. Еще не было брекетов, лишь съемные аппараты.

Сейчас при помощи брекетов можно манипулировать зубами и зубными рядами довольно широко: перемещать, уменьшать, расширять. Но брекеты можно применять, когда сформирован прикус: не раньше, чем в 11-13 лет.

В сложных случаях нужен комплексный подход к лечению таких пациентов. Вначале им проводят подготовительные хирургические операции. Так, студенту из Сирии - у него подбородок выступал вперед на четыре сантиметра - мы с моим учителем, профессором Чудаковым, уменьшили размер нижней челюсти. И лишь потом поставили ортодонтические аппараты, выровняли оставшиеся зубы и завершили лечение зубным протезированием.

 «Если стоматолог приходит в профессию со счетчиком в глазах – хорошего специалиста из него не получится». Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

- А какой случай впечатлил вас сильнее всего?

- Однажды обратился водитель «ЛАЗа», были такие автобусы, производившиеся во Львове. Вращающаяся железная ручка стартера размозжила ему поллица, выбила почти все зубы, вместе с альвеолярными отростками (часть челюсти, откуда растут зубы). Мы с моим учителем, профессором Величко, восстановили ему челюсти, сделали шикарные керамические съемные протезы. Он потом, спустя годы, приходил, благодарил, что помогли ему наладить жизнь: он женился, прекрасно выглядел.

Еще помню, когда я только начинал работать, обратился молодой мужчина, попросил сделать зубы жене. Глянули – и ахнули: у нее оказалось 28 гнилых корней и ни одного зуба. А ей всего 25 лет! Пришлось удалить все остатки, восстановить их было невозможно, и изготовить съемные керамические протезы. В те времена в нашей стране никто не делал имплантатов. Оказалось, муж и не знал, что у нее во рту, мы ему тоже не говорили. Симпатичная девушка была, помню, я ей еще посоветовал: «Знаешь, не снимай их на ночь - только для гигиены - пусть и дальше не знает…»

 

Фото: ДМИТРИЙ ЛАСЬКО
Комсомольская правда, 9 февраля 2016

 

 Поделитесь