Главная Университет Университет в СМИ Куклу надо спасать

Куклу надо спасать


Как врачи отрабатывают навыки на роботах-симуляторах

Без ошибок. Согласитесь, так должны работать врачи. Корреспонденты «Р» побывали в необычном месте: здесь люди в белых халатах не всегда принимают верные решения. В лаборатории практического обучения Белорусского государственного медицинского университета студенты тренируются на таких пациентах, которые не только все стерпят, но и выживут, несмотря ни на что.

В лаборатории шумно. Роботы-симуляторы, фантомы, имитаторы мужчин, женщин, детей и новорожденных плачут, стонут, корчатся в судорогах, как живые. И даже комментируют работу будущего врача.

«Докажи, что знаешь, покажи, что умеешь!» — этот принцип лежит в основе симуляционного обучения с использованием тренажеров. Или по-другому — тренируйся на симуляторах сколько хочешь, но к человеку подходи со знанием дела. Некоторые больные при словах «интерн» или «молодой специалист» сжимаются от страха. Их воображение рисует новичка, которому нужен подопытный. Преподаватели БГМУ утверждают: теперь это исключено. Специализированные центры практической подготовки позволяют довести до автоматизма любой навык. На симуляторе. Чтобы не тренироваться на человеке, а сразу его лечить. 

Лаборатория практического обучения БГМУ открыта год назад. Здесь проводят занятия по терапии, акушерству и гинекологии, анестезиологии и реаниматологии, хирургии, педиатрии для студентов 2—6-х курсов всех факультетов. Пройдемся по аудиториям и подсмотрим необычный процесс. 

Вообще, первые куклы-симуляторы появились в XVIII веке. Те, кто лечит нас сегодня, тоже практиковались на манекенах. Примитивных. Сегодня студенты медвуза работают с современными симуляторами и настоящим медицинским оборудованием. Прорабатывают не просто отдельные действия, а целые клинические сценарии. Программа сама выставляет оценку. 
Итак, заглядываем к будущим анестезиологам-реаниматологам. Субординаторы обступили доцента кафедры анестезиологии и реаниматологии Сергея Грачева. В трахею симулятора нужно ввести трубку для интубации. Робот Семен — как живой. Все при нем. Язык, если надо, отекает. Челюсть выдвигается. Кожа на ощупь эластичная. Стонет, как больной. Преподаватель интубирует Семена. Теперь это же действие отработает каждый студент. Пока рука не запомнит точное направление. 

Заведующая лабораторией практического обучения Наталья Мирончик знакомит поближе с компьютеризированными пациентами Семеном и Анной. Они безмолвно лежат на кушетках, но как только преподаватель задает программу симптомов, фантомы оживают. 


— По заданному сюжету у этого «парня» распространенная история, — рассказывает Наталья Васильевна, указывая на застонавший симулятор.

— Потерял сознание, упал. У «больного» отмечается нарушение сердечного ритма. — Прислушиваемся. Действительно, сердце «пациента» играет на разные лады.

— Можно пощупать живот, заглянуть ему в рот, прослушать дыхание. Взгляните — у него может изменяться размер зрачка. В этой ситуации можно снимать электрокардиограмму, делать дефибрилляцию и инъекции — все, как если бы нужно было спасать человека. Симуляционные технологии повышают качество, эффективность и безопасность оказываемой населению медицинской помощи. Экономят средства, затраченные на обучение специалистов, за счет сокращения времени на подготовку. Уменьшается число врачебных ошибок. Навыки отрабатываются без вреда для пациента, и выставляется объективная оценка достигнутого уровня профессиональной подготовки каждого специалиста. 

Сосуды фантома заполняются жидкостью, имитирующей кровь. Студент прокалывает вену шприцем и забирает важную биологическую жидкость на анализ. Звуковой контроллер подает сигнал, что манипуляция выполнена верно. 
На самых современных имитаторах пациента преподаватель моделирует экстренные состояния, ставит клинические задачи группе студентов. 

Тем временем субординаторы-хирурги учатся накладывать швы. Дотрагиваемся до макета руки — «кожа» гладкая, как шелк. На столе лежат инструменты и шовный материал. Можно латать рану. Студенты работают при специальном освещении. Компьютер оценивает правильность наложения шва и глубину прокола. 

Студент 6-го курса Игорь Игнатик тренируется в наложении петли на основание аппендикса в условиях лапароскопической хирургии и эндоскопии. 

— Такие приспособления, конечно, ориентируют в том, чем мы будем заниматься в дальнейшем, и точно передают реальные условия,
— не отрываясь от дела, поясняет Игорь.

— Рассказывают и показывают опытные преподаватели, поэтому навыки приобретаем быстро. 

Врач-хирург, ассистент первой кафедры хирургических болезней Олег Куделич поясняет, в чем преимущества симуляционного обучения: 

— Допуск стажера к больному достаточно ограничен. А фантомное оборудование помогает натренировать манипуляции, которые мы могли выполнять только в больнице. Это достаточно серьезный шаг в развитии обучения. Задача в том, чтобы довести все этапы операции до автоматизма. Как долго студент овладевает навыком, зависит от его старания и трудолюбия. Есть талантливые, у которых с первого раза получается. Уже весь мир давно этим пользуется. Ребята, которые занимались первыми на тренажерах, сейчас проходят интернатуру. Молодцы, работают. 

А что же происходит у будущих педиатров? Они столпились над «недоношенным». Ассистент первой кафедры детских болезней Алексей Сапотницкий задает с планшета сценарий симулятору ребенка. Родился в 32 недели. Первый крик не издает. Губы заливает синева. У голыша-малыша асфиксия — нужна реанимация. 

— Сначала обеспечиваем проходимость дыхательный путей, — ставит задачи автор сюжета. — Не помогает. Тогда идем на интубацию.

Показатели основных параметров жизнедеятельности — частота дыхания и сердечных сокращений, уровень углекислого газа — на мониторе. Их изменения позволяют отследить правильность действий. Синева сходит с губ фантомного новорожденного. Он плачет, как здоровый младенец. 

— Наша страна на третьем месте в мире по показателям младенческой смертности, — замечает врач-неонатолог Сапотницкий. Во многом благодаря современному оборудованию и верно выбранным подходам в обучении. Мы вполне можем организовать междисциплинарное взаимодействие. Например, акушеры-гинекологи принимают новорожденного и передают его нам для интенсивной терапии.

Идем на симуляционные роды. Доцент кафедры акушерства и гинекологии Виталий Дуда открывает чрево Ноэль. В нем — миниатюрный плод, готовый к выходу. Врач демонстрирует, как сложен этот робот. Специальные крепления позволяют сымитировать тазовое и головное предлежание плода и его движение по родовым путям. Плацента и пуповина прилагаются. Все должно соответствовать реальности. Разница только в том, что роды тренажера можно затормозить, исправить ошибку. В жизни все иначе. К ее непредсказуемости и готовят здесь будущего доктора. 

Студентка Анна Свирская на таком занятии впервые. Поражается, насколько все правдоподобно. Ведь она уже наблюдала появление малыша в родильном зале. 

За первый учебный год обучение на современных манекенах прошли 162 группы. А это более 1300 студентов-субординаторов. Сейчас это уже врачи-интерны, которые закрепляют свои навыки в клиниках. 

— Использование симуляторов высокого уровня реалистичности целесообразно для подготовки как студентов старших курсов, интернов, клинических ординаторов, так и для повышения квалификации врачей-специалистов, — считает заведующая лабораторией Наталья Мирончик. — Студенты не только отрабатывают конкретные навыки, но и познают диагностические нюансы, постигают работу в команде, развивают лидерские качества, совершенствуют креативность, обучаются действиям в нестандартных ситуациях, развивают клиническое мышление. 

Анкетирование субординаторов показало, что симуляция очень востребована и эффективна. Конечно, потом идет работа у постели больного. Ее ничто не заменит. Но врачу, который спасал фантомы, проще спасать и человека.

Ольга Косякова
Фото: Виталий Пивоварчик
Советская Белоруссия, 15 сентября 2016 

 

 Поделитесь