Главная Университет Университет в СМИ В Минске прошел семинар «Нервная анорексия и нарушения пищевого поведения»

В Минске прошел семинар «Нервная анорексия и нарушения пищевого поведения»

  

Официальная статистика по количеству больных с подобными патологиями в Беларуси не ведется; при экстраполяции же мировой выходит, что в нашей стране около 60 тыс. девушек и молодых женщин имеют отклонения от нормативного пищевого поведения. Отмечено, что мужчины меньше подвержены нервной анорексии (1:10) и в равной степени — компульсивному перееданию.

ОСИНАЯ ТАЛИЯ ВО ИМЯ…ДЕПРЕССИВНОГО ДУХА

 Олег СКУГАРЕВСКИЙ, зав. кафедрой психиатрии и медицинской психологии БГМУ, доктор мед. наук

 

Нарушения пищевого поведения — группа расстройств, бросающая вызов врачам. По своему психологическому контексту работа с такими больными оказывается весьма «разрушительной» для тех, кто ее выполняет. Речь идет, прежде всего, о различиях в понимании целей лечения врачом и пациентом. Когда мы только начинали помогать женщинам, то видели, что больные анорексией готовы лечиться у гинекологов, эндокринологов, гастроэнтерологов и других специалистов соматической медицины, но избегают встречи с психиатрами и психотерапевтами, которые занимаются нарушениями, лежащими в основе расстройства. К сожалению, лечебные вмешательства врача-интерниста не влияют на поведение больной, которая себя такой не считает. Но, согласитесь, это же ненормально: насильно вызывать рвоту, отказываться от еды, злоупотреблять слабительными, мочегонными препаратами и др. И все во имя осиной талии.


На первичный контакт (мотивирующее интервью) с семьей пациента уходит в среднем 4 часа. Мировая практика показывает, что это оптимальное время, необходимое для налаживания «мостика» с больным. Но оно не укладывается в установленные Минздравом стандарты времени для консультации психиатрических пациентов.

Большинство людей с нарушениями пищевого поведения страдают эмоциональными расстройствами, подвержены высокому суицидальному риску. Доля психотерапии в их лечении обратно пропорциональна доле фармакотерапии. Роль медикаментозной поддержки (антидепрессанты, транквилизаторы) незначительна, эти препараты по-иному работают в «тощем» теле. Антидепрессанты способны вызвать противоположную реакцию в настроении.

Исключительно важный фактор — семья. Надо работать с родными больного, иначе достигнутый эффект стационарного лечения исчезает в первые недели после возвращения домой.  

Алла ШЕПЕЛЬКЕВИЧ, главный внештатный эндокринолог Минздрава, доцент 1-й кафедры внутренних болезней БГМУ, кандидат мед. наук

 

Нарушения пищевого поведения — один из факторов риска ведущих медико-социальных заболеваний (ССЗ, онкология, сахарный диабет, патология костно-мышечной системы).

В практике эндокринолога худосочные пациенты — частое явление. Выделяется ряд клинических синдромов, тесно связанных с потерей веса (тиреотоксикоз, гипокортицизм, хронический дефицит инсулина, гипосоматотропизм). Наша задача — своевременно, на первом этапе дифференцировать эндокринные причины с нарушением пищевого поведения иной этиологии, в частности, нервной анорексией.

Обследование у специалиста (в поликлинике или ЦРБ) должно исключить возможные эндокринные факторы. При необходимости пациент может быть направлен в областной диспансер (отделение), в случае подозрения на редкую патологию — в Республиканский центр медреабилитации и бальнеолечения (Минск, ул. Макаенка, 17). Как правило, делается общеклиническое обследование с оценкой симптоматики, определяются уровни гормонов щитовидной железы, надпочечников, гипофиза, электролитов, гликемии. Также проводится топическая диагностика: УЗИ щитовидной железы, КТ надпочечников, МРТ гипофиза.

Чрезвычайно опасны ситуации, когда нервная анорексия сочетается с эндокринными заболеваниями, требующими постоянной заместительной терапии и адекватного режима питания. Таким больным необходимо особое внимание психиатров и эндокринологов: лишь объединенными усилиями удается избежать экстренных ситуаций и увеличить шансы положительного прогноза.

 

Ольга ИЛЬЧИК, клинический психолог медицинского центра, Минск

 Нервная анорексия — состояние, характеризующееся патологической боязнью ожирения и связанного с этим жестким ограничением питания. Из-за болезненной убежденности в собственной полноте больные доводят себя до истощения. Избегают всяких застолий, а значит, и гостей, лишней чашечки кофе. В итоге круг общения сужается, становится формальным; наступает изоляция.

Нервная булимия представляет эпизодическое, неконтролируемое употребление большого количества пищи, от которой пытаются потом избавиться с помощью рвоты, использования слабительных и мочегонных средств, голодания или изнуряющих физических упражнений — моделью ведь стать хочется. В контактах с внешним миром такие девушки поверхностны. За столом они поглощают все без разбора, пытаясь таким образом справиться с возникшим напряжением, а затем вызывают рвоту. Отвращение (как способ отвержения других, какой-то части себя, собственных переживаний) становится стойким эмоциональным компонентом рефлекса.

Интегративная модель нарушений пищевого поведения включает индивидуально-психологические, социокультурные, генетические и биологические факторы.

К индивидуально-психологи-ческим относятся: высокая степень сдерживания и подавления эмоций; привязанность к рутинному и предсказуемому окружению, плохая адаптация к изменениям; обостренная потребность соответствовать ожиданиям других, подчиняться; стремление избегать рискованных и эмоционально насыщенных переживаний и ситуаций; перфекционизм, медлительность в принятии решений; недоверие в межличностных отношениях; страх зрелости.

К факторам риска — низкая самооценка, чувство неполноценности; наличие родственников или близких людей, страдающих зависимым поведением (пищевым, алкогольным, наркотическим); психотравмирующие события (смерть близкого человека или друга, сексуальное либо физическое насилие, переезд, развод родителей, обучение в новой школе или новая работа); соблюдение диет; некоторые профессии (актеры, модели), определенные занятия (гимнастика, балет, верховая езда).

К социокультурным — представления об «идеальной фигуре» и стандартах красоты, насаждаемые средствами массовой информации. Стандарт 90–60–90 заставляет копировать формы пищевого поведения (диеты); немаловажно влияние друзей, школьного окружения, родителей. Негармоничная семья в подростковом возрасте стоит на первом месте среди психогенных факторов, способствующих психическим и поведенческим расстройствам.

Медицинский вестник, 13 августа 2009

 

 Поделитесь