Главная Университет Университет в СМИ Хирург Василий Аверин: «Лепет малыша — особая музыка»

Хирург Василий Аверин: «Лепет малыша — особая музыка»

  

 Заведующий кафедрой детской хирургии БГМУ, руководитель ДХЦ. За плечами 30-летняя хирургическая практика, около 200 операций каждый год, из которых не меньше 50 — высокотехнологичные. А в жизни это скромный, доброжелательный и веселый человек...

Аверин ВасилийДва года назад врачи Детского хирургического центра (ДХЦ) разделили сиамских близнецов. Уникальную операцию провели заведующий кафедрой детской хирургии БГМУ, руководитель ДХЦ Василий Аверин и доцент кафедры детской хирургии БГМУ Юрий Гриневич. Паразитический близнец (у него не было верхней части туловища) прирос к животу и грудной клетке сестрички. Малышку прооперировали на 10-й день жизни. Состояние ребенка осложнял порок сердца (коррекцию патологии кардиохирурги выполнили на втором этапе вмешательства).

Сегодня 2-летняя Инесса приезжает в ДХЦ только на осмотр. Бойкая, симпатичная девчушка ничем не отличается от сверстниц. Полноценную жизнь ей подарили смелость и искусство врачей, которые пошли на рискованное вмешательство — одно из наиболее редких и непредсказуемых в мировой хирургии. За 40 лет существования центра это второй случай подобной патологии, а в республике — третий.

За плечами Василия Ивановича 30-летняя хирургическая практика — около 200 операций ежегодно (из них свыше 50 — высокотехнологичные). Новатор, сердце которого открыто для чужой боли, не  обыкновенно добрый человек. Так характеризуют Аверина коллеги, ученики и пациенты. При знакомстве с ним отмечаешь скромность, доброжелательность и веселое расположение духа.

Танцы не прельстили

В юности Василий Аверин о белом халате не грезил. Как и многие мальчишки родного Молодечно, в меру проказничал, в чужие сады за яблоками лазил, летом гонял в футбол, а зимой — в хоккей.

Мама, Наталья Ивановна, прима ансамбля народного танца, хотела, чтобы сын связал жизнь с хореографией (друзья Василия Ивановича утверждают, что он красиво танцует. — Прим. ред.). Балетмейстером в том же коллективе работал отец — Иван Лукич. Родители много гастролировали, объездили почти весь Советский Союз. Иногда брали с собой и маленького Васю. Но чаще мальчик и его сестра Люба оставались с дедушкой по маминой линии. Судьба Ивана Андреевича впечатлила внука. Дед прожил 100 лет, часто с горечью рассказывал о своем «раскулачивании». Советская власть поставила перед ним выбор: или сдавай тройку лошадей и 5 коров в колхоз (а они кормили семью, в которой росли 7 детей), становись его председателем — или голый и босый отправляйся в ссылку.

…Дед не понимал, что это за профессия такая — танцор. Против выступил и Иван Лукич. Сцена — одно, а закулисье — совсем другое. Тяжел и неблагодарен хлеб разъездного артиста. Кем быть, Вася пока не представлял: все дороги были перед ним открыты.

Мама друга настояла, чтобы мальчики поступали после 8-го класса в мед-училище, открывшееся в Молодечно.

— Фельдшер всегда в почете будет, — говорила женщина.

Вася подался вообще-то за компанию. Вступительные экзамены сдал без проблем. А вот товарищ не смог попасть в училище ни с первого, ни со второго раза. Его ждала высшая партийная школа, где он преуспел.

 Долой холостяцкую жизнь!

Уже в училище, будучи на практике, Василий Аверин понял, что его прямо-таки манит хирургия. Отработав положенный год фельдшером в локомотивном депо Белорусской железной дороги в Минске, ушел в армию. Служил начальником химической, а затем медицинской службы отдельного ракетного дивизиона. В казенной обстановке часто думал, что поступать будет в медвуз, и представлял, как оперирует, — в мечтах ведь все куда проще.

…Студенческие годы в Минском госмединституте пролетели быстро, впечатлений хватало. Например, работа в стройотрядах в Казахстане, Магадане, Якутии, Воркуте — суровые условия выдавливают из людей слабину, так как чувствуешь себя настоящим мужчиной, который может заработать неплохие деньги. Отец к тому времени уже умер, и Василий, единственный кормилец в семье, старался посылать каждый лишний рубль маме.

Предстояла еще одна поездка со стройотрядом. На прощание захотелось погулять по Минску. На площади Калинина его внимание привлекла девушка: сидела на скамейке и тихонько плакала.

— Что-нибудь случилось? — спросил Василий.

— Никто замуж не берет, — только и произнесла она; по глазам было видно, что это искренне.

— А выходи за меня! — неожиданно предложил он. Ему было уже 29 лет, и родные порядком устали уговаривать «закоренелого» холостяка жениться. Он и сам удивился столь молниеносному решению. Так ведь судьба нас не спрашивает.

Когда Аверин уезжал в стройотряд, заявление уже лежало в ЗАГСе.
 
 
Василий и Виолетта Аверины решили быть вместе за считанные минуты. И не ошиблись. С тех пор идут рука об руку уже 31 год. На фото счастливые молодожены вскоре после свадьбы.
 
— Я слушал свое сердце, и ничего плохого оно мне не предвещало. На лавочке и вправду сидела моя половинка, — говорит Василий Иванович.
— С женой мне повезло. Вместе уже 31 год. Виолетта сразу поняла, что хирургия — образ жизни, когда в любой момент ты срываешься с места и едешь на операцию. А она может быть бесконечно долгой. Освободив меня от многих бытовых проблем, супруга поддерживает теплым словом и делом: по профессии она переводчик, часто «расшифровывает» английские тексты, помогая мне в научной работе. Балует нас с детьми вкусной выпечкой в праздники и будни.

Сын и дочь Аверина пошли по стопам отца. Николай связал жизнь со спортивной медициной (к тому же кандидат в мастера спорта по прыжкам в воду). Александра трудится в ДХЦ врачом-анестезиологом-реаниматологом в палатах реанимации и интенсивной терапии. 

«Вася, не шей воздух»

Первая и вторая операции прошли у Аверина одна за другой. На 5-м курсе мединститута был на практике в Молодечненской горбольнице. Заведующий хирургическим отделением Михаил Каптюх доверил студенту 2 пациенток с острым аппендицитом. Тогда вмешательство проводили под местной анестезией. Будущий врач старался все делать ровно, аккуратно и о швах заботился: накладывал их так, что рядом стоящий учитель, подбадривая, то и дело восклицал:

— Вася, не шей воздух! Бери иглой глубже.

Секретами виртуозного владения инструментарием позже делились с интерном хирург Анатолий Зеновко и заведующий отделением гнойной хирургии, кандидат мед. наук Иван Савицкий.

— Начинающему хирургу теорию надо знать назубок, — улыбается Василий Иванович. — Но только наблюдая за тем, как действует профессионал в разных ситуациях, приобретаешь практические знания. Это наука, которую передают «из рук в руки»: сначала учишься сам, а потом показываешь другим, как лучше скальпель держать, разрез сделать, рану зашить. По картинкам этого не поймешь. Руки должны работать, «не обгоняя» голову.

Сегодня Аверин личным примером пробуждает интерес к профессии у своих студентов — старшекурсников БГМУ.

…В отделении общей хирургии Молодечненской горбольницы Василий Иванович работал год после распределения, а как только освободилось место в детской больнице — не раздумывая перешел туда.

Поначалу боязно было подойти к маленьким, взяться за хрупкую ручку, а каково оперировать на тонких тканях! По пятам ходил за заведующим Михаилом Супешковым: в перевязочную, палаты, операционную... И так жадно впитывал знания мастера, что тот нередко шутил: «Все закрываешь собой, никакого личного пространства!». Старание молодого врача Михаил Кондратьевич ценил.+
Подспорьем стала и работа в районе. На дежурствах решение приходилось принимать самостоятельно, мобильных телефонов тогда не было, дозвониться коллеге домой по стационарному в выходные и праздники получалось не всегда.

Однажды привезли ребенка после тяжелой автодорожной травмы. Надо было разобраться, есть ли кровь в брюшной полости, нужно ли вмешательство. Обычно это определяли по клинической картине и пальпаторно, а нередко, подстраховываясь, все же оперировали. О лапароскопии еще только слышали.

Аверин решил испробовать способ, вычитанный им в литературных источниках: лапароцентез шарящим катетером. Через прокол вставил в живот трубку и сразу увидел, что хирургическая помощь не потребуется.

Процедура была в новинку в больнице.

…Жизнь в Молодечно текла успешно. Уважаемый врач, семьянин, отец двоих детей. Старый домик, в котором Аверины ютились с мамой Василия Ивановича, шел под снос. Получение новой квартиры обеспечено. Но доктору хотелось большего в профессии, он был убежден, что может и должен заняться наукой. Жена не противилась тому, чтобы сняться с якоря.

Поначалу трудился в ДХЦ врачом-дежурантом по оказанию экстренной хирургической помощи. Подрабатывал в 13-й детской поликлинике Минска. Тогда микрорайоны росли, а детских хирургов не хватало. В смену приходилось принимать больше сотни человек. Так приобретался самый важный опыт рукоделия.

 Клятва деликатного Льва

Четверть века коллеги и родные не слышат от Аверина ни бранных, ни грубых слов. А ведь было время, он в армии выиграл чемпионат дивизии «по мату» (чем только армейцы ни развлекались!).

Но однажды произошел переворот в сознании. Ночное дежурство, на операционном столе малыш (ему нет и 3 лет) с прободным аппендицитом, общим гнойным перитонитом. Тяжелый случай. Ребенок между жизнью и смертью. Сердце врача сжалось от одной мысли, что можно и не спасти маленького человечка. Во время операции врач неожиданно взмолился: «Господи, помоги ему выжить, я буду тебе вечно благодарен, и ни одного сорного слова с моих губ больше не сорвется».

Перитонит оказался суровым, потребовал еще одного вмешательства, состояние мальчика оставалось тяжелым (держалась высокая температура, не работал кишечник, из желудка по зонду выделялась темно-зеленая застойная масса). Но карапуз выкарабкался. А хирург сдержал обещание.
 
 
…По знаку зодиака Василий Аверин — Лев. Такие люди не довольствуются малым, им все время хочется вперед. Деликатная душа доктора не выносит детских слез. Потому и болел одним — сделать вмешательства менее травматичными для хрупкого ребячьего организма. Стал одним из пионеров в республике по освоению лапароскопических операций. Первым из детских хирургов Беларуси выполнил диагностическую лапароскопию в ДХЦ в 1988 году, и еще несколько лет, пока не обучил коллег, был единственным, кто освоил эту процедуру. А в 1994-м вместе с коллегами сделал первую в стране миниинвазивную операцию (аппендэктомию) ребенку.

В науке Аверин тоже оказался на передовой. Как врач-дежурант по экстренной хирургии часто сталкивался с травмами селезенки. В ту пору орган просто удаляли. Жить-то без него можно, но это скорее похоже на существование: силы организма ослабевают, и человек постоянно болеет. Врач был убежден: все, что дано Создателем, лишним не бывает. Селезенка, например, — «депо» кроветворения, защитник иммунитета.

Знакомство с опытом зарубежных коллег, эксперименты на животных (как правило, на собаках) привели его к написанию первой в СССР диссертации по аутотрансплантации тканей селезенки при травмах. Суть новации состояла в том, что поврежденный орган разрезали на кусочки, и их зашивали в сальник, где вскоре они начинали полноценно выполнять свои функции.

Кандидатская стала «пропуском» на кафедру детской хирургии МГМИ.

Докторскую посвятил проблеме экстрофии мочевого пузыря — одному из сложнейших врожденных пороков мочевых путей, при котором слизистая пузыря вывернута наружу, отсутствует передняя стенка. Содержимое выливалось через отверстия мочеточников. Такие дети становились глубокими инвалидами, не могли адаптироваться в обществе — недержание мочи, постоянный неприятный запах заставляли сторониться здоровых сверстников, которые зачастую жестоки — быстро дают клички, а то и ударить могут.
Коррекция заключалась в проведении 7–8 хирургических вмешательств. И даже они не гарантировали идеального результата. В некоторых странах — США, Англии, Германии и др., диагностируя такую патологию в утробе матери, врачи настаивали на прерывании беременности.

Еще 10 лет назад мочеточник вшивали в кишку, независимо от вида порока. Аверин предложил дифференцировать операции, стал делать их с первых дней жизни новорожденного (а не с года), значительно уменьшив число инфекций мочевых путей. Затем совместно с профессором Анатолием Соколовским в момент этого вмешательства впервые в СНГ сделал и вертлужную остеотомию с замыканием тазового кольца. У детей появился шанс на полноценную жизнь. Теперь выросшие уже пациенты (а их более 20) вместо уготованного им существования в четырех стенах дома — гуляют на улице, общаются с друзьями, учатся в колледжах и вузах.

— Такое было бы невозможно без помощи коллег. Коллектив в центре подобрался замечательный — лучшие детские хирурги (а всех специалистов такого профиля в стране лишь 120), анестезиологи-реаниматологи, — говорит Василий Аверин. — Часто ДХЦ — последняя инстанция, на которую надеются родители. Данное обстоятельство заставляет совершенствоваться. Мы выполняем 40 видов лапароскопических операций, в т. ч. новорожденным первых дней жизни. Так, первыми в СНГ сделали фундопликацию по Ниссену при гастроэзофагиальной рефлюксной болезни, первыми в республике провели малоинвазивное лечение гастрошизиса по Бьянки, болезни Гиршспрунга; формируем сосудистые анастомозы детям с синдромом портальной гипертензии...

Ежегодно консультируем более 20 тыс. ребят, каждому четвертому требуется лечение в стационаре, приблизительно 3 500 нуждаются в операции, а более сотни имеют пороки, несовместимые с жизнью. В центре есть банк данных малышей с ВПР передней брюшной стенки, аноректальной области, атрезией пищевода, желчных ходов… Внедрение современных методик позволило снизить летальность при тяжелых ВПР с 70% в 90-е годы XX века до 13,8% в минувшем году. Не требуется отправлять наших пациентов на операции за рубеж (кроме пересадки печени).
 

Ключик к детству

 
 
Новатор, сердце которого открыто для чужой боли, необыкновенно добрый человек. Так характеризуют Василия Аверина коллеги, ученики и пациенты. Малыши от доктора просто без ума. Он всегда найдет для них нужное слово, а то и поиграть может.
Сегодня в роли «самолетика» — 3-летняя Кристина.
 
— Ой, какая девочка пришла! Красавица! Кто это тебе купил такое платьице с бантиками? — немножко теплых слов, и у крохи восторженно горят глаза. Чтобы осмотреть больного ребенка, нужно прежде найти к нему подход. Ведь малыши не готовы общаться с каждым.

У Василия Ивановича контакт с детьми возникает сразу. Искренне любя их, быстро подбирает нужные слова, а то и поиграть может.

— Ну и силач! Зачем же ты мне так крепко руку жмешь? — здоровается Аверин с карапузом. Тот расплывается в улыбке и на своем языке пытается о чем-то рассказать дяде доктору.

— Детский лепет — особая музыка. Даже самые угрюмые люди рядом с маленькими оттаивают душой, — утверждает Василий Иванович.

Василий АверинВо время милой болтовни врач тихонько осматривает больного. Крохи не могут сами пожаловаться на боль, приходится доверять опыту, приборам, с годами усиливается и чуткость сердца.

— Ребенок — не копия взрослого, — убежден Аверин. — Его тело отличают различные морфо-функциональные особенности. Здесь нужен более тщательный подход при вмешательствах: к разрезам, сшиванию тканей. Важно выполнять свое дело со знаком качества, ничем не напугать. Всегда объясняю, что буду делать: про укол — «сейчас комарик тебя небольно укусит», про операционный стол — «поедем греть животик под большой лампой». Малыш видит, что так оно для него и происходит, и потом открыт, настроен на общение.

Искренняя симпатия трогательной детской души выражается в творчестве: маленькие пациенты сочиняют стихи в честь полюбившихся докторов, рисуют для них картины, поют песни. В «архиве» Аверина сотни таких признаний. Каждое бесконечно дорого, за ним целая история спасенной жизни.

 Секрет счастья

Браславские озера, Нарочь, Вилейское водохранилище, Березина… Для Василия Аверина это не просто красивые уголки родной Беларуси, но и места, где можно поохотиться.

Подводной охотой увлекся еще в 15 лет, с тех пор в отпуск или свободный выходной хочется к водоему. Обзавелся специаль-ным ружьем, гидро-костюмом, позволяющим нырять даже в холодную воду. Традиционными для Авериных стали и вылазки на природу с палатками.

Рассказывая о секретах оптимизма, Василий Иванович признался:
— Черпаю силы у природы, «краду» радость у каждого дня. Ведь я счастливый человек: занимаюсь любимым делом — возвращаю смех детям, а вечером спешу к своему семейному очагу, где все мне рады и все мне милы. 

Светлана Стаховская
Фото:Аркадий Николаев  и из личного архива Василия Аверина
Медицинский вестник, 9 декабря 2010

 

 Поделитесь