Главная Университет Университет в СМИ «Мы должны попрощаться с болезнью»

«Мы должны попрощаться с болезнью»
  

Достаточно одного ребенка, чтобы заполнить весь дом и двор. Именно таким веселым и шумным становится 9-летний Андрей, когда приезжает к своему любимому доктору — Наталье Григорьевой. Она консультирует, лечит и наблюдает мальчика в РНПЦ психического здоровья уже 5 лет.

Сама история их знакомства состоялась благодаря «Медицинскому вестнику». Младенец, первенец в семье, пережил клиническую смерть. Его откачали, но у крохи стали случаться приступы эпилепсии. Бабушка Андрюши (семья живет в Гродненской области) прислала в редакцию письмо, когда ему шел 4-­й год: «Может, вы знаете грамотного и опытного доктора, который к тому же был бы добр к детям?».

Сомнений не возникло — надо показать письмо Наталье Константиновне Григорьевой, кандидату мед. наук, доценту кафедры психиатрии и медицинской психологии БГМУ: много лет она была главным внештатным детским психиатром Минздрава.

Прочитав бабушкино послание, в котором та через строку взывала: «Спасите мальчика!», — Наталья Константиновна ответила, что заочная консультация в таком случае нонсенс. Надо привезти ребенка и обследовать его в стационаре.…

Увидев в кабинете доктора полку с игрушками в собственный рост, Андрей осторожно спросил:

— А Вы дадите с ними поиграть?

— Конечно. Кого ты выберешь?

— Попугая. Он такой важный… и красивый, — добавил мальчик.

Это взрослый расскажет, бывает ли аура в начале падучей (само слово «аура» означает дуновение и исторически связывается с первым описанием клинической картины больного, ощущавшего перед припадком прохладное дуновение); объяснит, видит ли вспышки света или предметы в ярких красках, слышит ли какие­-то звуки, запахи (все это характеризует ауру). А ребенок молчалив. Ослабевает ли его память, не разучился ли он отличать главное от второстепенного, какова тоническая фаза после приступа эпилепсии, есть ли клонические судороги — это выяснялось уже в детском отделении, куда мальчика госпитализировали и где он бывает каждый год.

Лечение Андрея шло сложно. Организм быстро привыкал к назначенным противоэпилептическим препаратам, которые пьют длительно и непрерывно. На другие переводили осторожно, постепенно подбирая дозировку.

Мальчик довольно быстро привязался к доктору, медсестрам, студентам медуниверситета, которых обучает Григорьева (кафедра находится при клинике). Рассказывал нехитрые новости своей деревенской жизни: «У папки битва за урожай, бабушка огурцы закатывает, мама возится с малышкой — у меня сестра родилась!».

В сентябре Андрей пойдет в 3-й класс. Учится по своей интегрированной программе. Совсем избавиться от приступов пока не удалось (была передышка от них 2 года), и все же Наталья Константиновна с радостью отмечает, что мальчик продвигается в развитии, заметно возрастает его интеллект.

Каждый раз перед отъездом Андрея домой доктор просит отца не заводить машину, на несколько минут задержаться.

— Мы должны попрощаться с болезнью! — говорит она, и это превратилось уже в некий ритуал.

Мальчик берет своего любимого попугая; вместе они выходят во двор больницы, и Андрей машет рукой болезни, которая невидимо «прячется» за забором.

…Когда дома бабушка начинает с тревогой посматривать на внука (а вдруг начнется приступ?), он по-мужски твердо говорит ей:

— Не бойся! Болезнь я далеко оставил. Пешком она ко мне не скоро дойдет! 

Анна Богданова
Фото: Аркадий Николаев
Медицинский вестник, 23 августа 2012

 

 Поделитесь