Главная Университет Университет в СМИ Окончательный диагноз. Ирининым скальпелем

Окончательный диагноз. Ирининым скальпелем


  

Основные рабочие инструменты обаятельной Ирины Мельник — скальпель и микроскоп — кажутся такими же хрупкими, как она сама. Но только кажутся. Когда врач-патологоанатом Минского городского клинического патологоанатомического бюро называет свою должность, у некоторых это вызывает легкий испуг.

Воображение сразу рисует морг, трупы… Однако ей как специалисту приходится делать многое, что имеет отношение только к жизни.

— Стать медиком мне хотелось со школьной парты, — рассказывает доктор. — Жила и училась в Пинске, налегала на биологию и химию. С первой попытки поступила в БГМУ. Поначалу трудно пришлось в незнакомом городе. К счастью, мне дали общежитие, где быстро нашла друзей. Вместе легче приспосабливаться к студенческой жизни…

В университете мечтала быть дерматологом и дарить людям привлекательность, красивую внешность. Училась проводить небольшие инвазивные вмешательства, «инъекции красоты». Даже попробовала себя в качестве косметолога.

Сокурсники — юные представители врачебных династий — с первых дней учебы были уверены: получив диплом, станут онкологами, хирургами и т. д. А вот у Ирины Мельник в роду медиков не было. Лишь на распределении девушка узнала, что пойдет работать в Минское городское клиническое патологоанатомическое бюро.

— Я была даже рада, ибо считаю патологическую анатомию очень интересной наукой. Помню, в студенчестве пришла на вскрытие, которое проводил в то время главный внештатный патологоанатом Минздрава, кандидат мед. наук, доцент Юрий Рогов. Он доступно объяснял, все четко выполнял, меня это сильно впечатлило, — рассказывает И. Мельник и делится: — По натуре я сентиментальна, чужие несчастья принимаю близко к сердцу. Если стала бы, допустим, терапевтом и каждый день выслушивала поток жалоб и проблем, то испереживалась бы за пациентов. А моя работа безличностная — ничего, кроме биоматериалов, не видишь.

Задача патологоанатома — восстановить логическую цепочку развития болезни, разобраться, с чего все началось, как прогрессировало. Труд этот высокоинтеллектуальный, ведь требует знаний из различных областей медицины: онкологии, кардиологии, гастроэнтерологии и т. п. Работа специалиста как будто в тени, но заключение — последняя точка, и вердикт, вынесенный патологоанатомом, как говорится, обжалованию не подлежит.

В интернатуре у Ирины был очень опытный руководитель — Александр Венско. Молодые медики за ним ходили по пятам, смотрели, что и как он делает. Иногда разрешал проводить вскрытие самостоятельно, но ответственность за все действия лежала на нем. Подопечные старались не разочаровывать…

Сегодня работу Ирины Мельник контролируют консультанты. В медицинской профессии надо учиться каждый день. Доктор пересматривает горы книг, что-то для себя открывает; внимательно изучает иностранную литературу. Манипуляции, казалось бы, рутинные, но скучно не бывает.

В патологоанатомическом бюро Ирина трудится третий год. Сюда привозят умерших из больниц. Врачи определяют причину смерти, ставят диагноз.

— Работа специфическая. В университете непосредственно для этого нас не готовили; занятий по патологической анатомии было немного; сдали экзамен — и больше не сталкивались, — говорит И. Мельник. — Невостребованные знания быстро улетучились из памяти. Пришлось все начинать с нуля: опять изучать гистологию (строение тканей), другие разделы. Вскрытие доверили лишь через полгода. Тот день я никогда не забуду, волновалась и радовалась, что в меня поверили.

Хотелось все сделать правильно. Ведь когда смотришь биопсию и возникают вопросы, то есть время подумать, найти ответ в книге. У секционного стола такой возможности нет…

Сейчас Ирина более узко занимается патологией предстательной железы, в частности, опухолями. Они сложны для диагностики, т. к. имеют особенности и не совсем отвечают «стандартам».

— Специальность патологоанатома, как и любая другая, имеет свои плюсы и минусы. У меня хорошие условия работы: не надо ехать на вызов в непогоду, дежурить по ночам. Ответственность, конечно, большая. Исследование под микроскопом маленького кусочка органа — биопсия — может в корне изменить тактику лечения, — комментирует специалист. — Что касается вскрытия трупа, это контакт с различной патологией, в т. ч. инфекциями (ВИЧ, гепатит, туберкулез). Потому необходимо неукоснительно соблюдать меры безопасности. А главные качества, которые должен развивать патологоанатом, — внимательность к деталям, скрупулезность и усидчивость.

…Родители Ирины спокойно относятся к выбору дочери. Подруга, с которой сидели на студенческой скамье, даже гордится тем, что общается с патологоанатомом. Бывают и такие, кто спрашивает: «А вам не страшно резать трупы?». Для Ирины куда страшнее обычные пауки.

В свободное время, которого сейчас мало, посещает курсы английского: хочет читать свежие медицинские журналы, к тому же изучение языка развивает память. Чтобы поддерживать форму, Ирина ходит в спортзал, занимается фитнесом и пилатесом.

Медицинский вестник, 26 сентября 2013

 

 Поделитесь