Главная Университет Университет в СМИ Сергей Жаворонок

Сергей Жаворонок

  

доктор мед. наук, профессор, первый проректор БГМУ

Сергей Жаворонок, доктор мед. наук, профессор, первый проректор БГМУ, известен далеко за пределами нашей страны. Сфера научных интересов — инфекционные болезни, иммунология, эпидемиология, паразитология, онкология. Неугомонная натура, жажда новых знаний и впечатлений — его навигаторы по жизни.

Сергей Владимирович уже подарил богатое наследие: изобрел тест-систему для определения антител к вирусу гепатита С, опубликовал свыше 730 научных работ, в т. ч. 12 монографий; написал учебники и пособия; разработал более 30 инструкций Минздрава. 
А еще подготовил 9 докторов и 22 кандидата наук. Под его руководством выполнено 50 крупных проектов, в т. ч. международных.

Летом профессору исполнилось 60 лет. Для ученого — самый расцвет.

От истоков

Родился Сергей Владимирович в деревне Селищи Ушачского района. Мать работала учительницей биологии и химии, отец — инженером сельхозтехники.

В школе Сергей увлекся математикой. Способного парнишку отправляли на республиканские олимпиады. После победы на всесоюзной получил приглашение поступать в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Мог бы учиться и в Минске, и в Москве на матфаке, но выбрал Калининградское высшее военно-морское училище: манили водный простор и офицерская форма.

— Помню забавный случай, который произошел со мной в этом заведении, — рассказывает Сергей Жаворонок. — Заходит в казарму грозный усатый мичман и спрашивает: «Кто хочет чистить шлюпки?». Ну, думаю, впервые на берег моря попаду. Делаю шаг вперед. Дали мне совок, подвели к «шлюпкам», и я растерялся.

Оказывается, в Калининграде так называют чугунные мусорки, оставшиеся с военного времени от немцев, добротные, тяжелые. Их невозможно перевернуть, поэтому содержимое надо выгребать вручную…

Походил в тельняшке я недолго. День военно-морского флота отпраздновал, и вызвали меня к адмиралу. «У тебя, сынок, искривление носовой перегородки, врачи поставили на твоей учебе крест, о морской службе придется забыть», — огорошил он.

Родители и тетя, зубной врач, убедили поступать в мединститут. А на подачу документов — только один день. Успел, сдал экзамены и был зачислен на лечебный факультет ВГМИ. Пришел к заведующему кафедрой физики профессору Николаю Сакевичу и заявил: «Хочу заниматься наукой». Тот удивленно взглянул поверх очков: «Есть у нас один студент, очень ею увлеченный, к нему тебя и определим».

«Учителем» оказался четверокурсник, ныне профессор ВГМУ, Александр Литвяков. Меня выбрали заместителем председателя СНО института, а потом я стал председателем студенческого конструкторского бюро, которое создал. Разрабатывали медицинское оборудование…

Первый прибор — универсальный интегрированный аппарат для контроля свертываемости крови. Сергей Жаворонок продемонстрировал его на ВДНХ СССР в Москве в 1974 году. Домой уехал с золотой медалью лауреата научно-технического творчества молодежи.

На четвертом курсе любознательный юноша занялся упрощением белкового спектра опухолей. Науке не мешала активная общественная жизнь — был комиссаром студенческого стройотряда «Гиппократ», который осушал болота в Поставском районе; вышли на первое место в Витебской области.

Студент Жаворонок серьезно занимался биатлоном, лыжами, стрельбой, спортивным ориентированием, прыгал с парашютом. Часто и подолгу пропадал на спортивных сборах.

Однажды вернулся из очередной поездки. На подоконнике в комнате общежития стоял засохший без полива кактус. Дунул на него — колючее растение рассыпалось в пыль. Сразу возникла ассоциация: если в жизни на все распыляться, то на серьезные исследования времени не останется.

На пятом курсе с головой ушел в науку.

«Желтые» открытия

После окончания института Сергей Жаворонок остался работать старшим лаборантом на кафедре инфекционных болезней ВГМИ, одновременно заочно учился в аспирантуре по специальностям «инфекционные болезни» и «иммунология». Подрос до ассистента. Каждый год стажировался в Институте вирусологии им. Д. И. Ивановского АМН СССР. В 1982 году защитил кандидатскую диссертацию «Клиническое значение сенсибилизации лимфоцитов к HBs- и HBe-антигенам при гепатите В».

— Гепатит В изучала большая группа ученых, среди которых был Михаил Михайлов, нынешний директор Института полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН имени М. П. Чумакова. С Михаилом Ивановичем мы работали над диссертациями под руководством заведующего лабораторией парентеральных вирусных гепатитов Института вирусологии им. Д. И. Ивановского АМН СССР профессора Виталия Ананьева и директора учреждения академика Виктора Жданова. Создали вакцину против гепатита В, которую испытывали на себе. В России она была первой, но жизнь ее оказалась короткой. Потому что ученые изобрели более совершенную генно-инженерную. В этот же период я руководил опорной базой Национального центра ВОЗ по вирусным гепатитам в БССР.

…Когда домашние засыпали, заведующий отделом аспирантуры и клинической ординатуры ВГМИ Минздрава СССР Сергей Жаворонок закрывался в кабинете, выпивал чашку кофе и трудился над докторской — «Гепатит В и дельта-инфекции в регионе с умеренным распространением «носительства» HBsAg». Успешно защитился в Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова в Санкт-Петербурге в 1990 году.

В это время был открыт гепатит С. Опасное заболевание объявилось и в Беларуси. Впервые его диагностировали именно в Витебске.

— В поле нашего зрения попали два хирурга, оба заразились вирусом совершенно нелепо, — рассказывает Сергей Владимирович. — Мужчина сломал руку. Для стимуляции ему перелили плазму крови донора. Через некоторое время — желтуха. Так как гепатитом В он уже переболел и его возраст исключал форму А, заподозрили именно гепатит С. Мой друг Михаил Михайлов работал в НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи, где обследовали космонавтов; там были импортные диагностические наборы. Я попросил Михаила взять образцы на анализ; диагноз подтвердился. Некачественная кровь сыграла роковую роль и в судьбе женщины-хирурга. Она поехала в Санкт-Петербург к детям в гости, заболела пневмонией. Ей перелили кровь зятя, у которого был гепатит С.

Директор Института вирусологии им. Д. И. Ивановского АМН СССР академик Виктор Жданов озадачил молодого изобретателя: необходим прибор для иммуноферментного анализа, на новые заболевания нужно наступать во всеоружии. Большую поддержку этому проекту оказал министр здравоохранения СССР академик Евгений Чазов.

— Жданов приобрел за рубежом два прибора, каждый стоимостью 20 тысяч долларов, — говорит Сергей Владимирович. — Один передал в Витебск, разрешил инженерам его разобрать; они поняли устройство и сделали свое не хуже. Удивляюсь, как все просто было в те времена! Я привозил в сумке очередную модель анализатора и выкладывал перед Евгением Чазовым на стол. Первый прибор для иммуноферментного анализа, определяющий ВИЧ, гепатиты, сифилис, туберкулез, был готов. На заводе «Витязь» наладили выпуск 
вначале АИФ-С-01С, затем АИФ-М/340. Их охотно покупали республики СССР, Чехословакия…

Открыли филиал Республиканского центра по диагностике и лечению хронических гепатитов. Жаворонок стал его директором. Он первым в стране описал вирусные гепатиты В, С, дельта, G. Разработал и внедрил ряд методов их диагностики и лечения. Во многом благодаря этому Беларусь опередила другие государства по снижению внутрибольничного распространения гепатитов В и С. Сергей Владимирович изобретал и продолжал трудиться на кафедре инфекционных болезней ВГМИ. И тут на плечи навалилась еще одна ответственность, которую породила большая беда…

Уроки Хиросимы

Сергея Жаворонка назначили директором Витебского филиала Научно-исследовательского клинического института радиационной медицины и эндокринологии. Авансом: филиал еще предстояло создать. О радиационной медицине на то время имел слабое представление, но ректор ВГМИ Михаил Сачек подбодрил: «Японцы построят тебе клинику на 250 коек, еще меня на работу пригласишь!».

Профессор четыре раза стажировался в Стране восходящего солнца. Первая поездка в Хиросиму, где он изучал все аспекты радиационной медицины, — самая запоминающаяся.

— Поселили нас в гостинице недалеко от эпицентра взрыва атомной бомбы, сброшенной американцами в 1945 году, — рассказывает Сергей Владимирович. — Японцы делились знаниями с открытой душой. Только разница между их бедой и нашей была существенной. В Хиросиме произошел взрыв, возникла цепная реакция, радиационные вещества поднялись в воздух и развеялись. После аварии на Чернобыльской АЭС 4-й блок еще «курил», выбрасывая радиоактивный йод, цезий, стронций и др. Мы готовились к лейкозам, как это было в Японии, а проблема возникла со щитовидной железой.

Сотрудники витебского филиала НИКИ радиационной медицины и эндокринологии провели масштабные исследования по йододефицитным состояниям. Собрали данные о накоплении радиоактивного йода у 10 тысяч человек. Совместно со специалистами Института биофизики АН СССР выяснили, какую дозу радиации на щитовидку получил каждый. Определили особенности распространения йододефицитных заболеваний среди населения региона. Не без участия Сергея Владимировича Совет Министров РБ принял постановление: соль для детских учреждений должна быть йодирована. Этой меры оказалось вполне достаточно, чтобы восполнить нехватку микроэлемента.

Позднее институт перевели в Гомель. Витебский филиал, в котором разместилась клиника, передали ВГМУ.

Профессор — заядлый охотник. Впервые взял в руки ружье в 1975 году. Ночная облава на матерого зверя увенчалась трофеем…

Его университеты

Сергея Жаворонка вызвал тогдашний министр здравоохранения Игорь Зеленкевич: судьба Гомельского мединститута висела на волоске, надо было сохранить учреждение.
Несколько лет С. Жаворонок работал ректором ГГМИ. За это время институт превратился в университет, построили 14-этажное общежитие, открыли ЦНИЛ, медико-диагностический, медико-профилактический, а также факультет подготовки специалистов для зарубежных стран.

Хотя последнего могло и не быть, если бы не чувство юмора профессора.

— Приехал по этому вопросу к заведующему отделом международных отношений Минобразования Жаворонкову, — вспоминает Сергей Владимирович. — Тот против: «Ни за что! У вас база слабая». «Вы мне не можете отказать, мы же с вами почти родственники», — пошутил я, имея в виду фамилию чиновника. Он почему-то сразу смягчился и подписал бумаги о создании факультета.

По итогам конкурса вступительных экзаменов 2002 года институт вышел на первое место среди медвузов Беларуси.

Жаворонок внедрил современные обучающие технологии, открыл Центр телемедицины, расширил спектр научных исследований; число докторов наук увеличилось с 4 до 20, наладили контакты с университетами России, Японии, Великобритании, Италии, США.    

 Сергей Жаворонок объездил полмира, участвовал в международных научных конференциях, симпозиумах, конгрессах. Побывал в России, Грузии, Австрии, Швеции, Японии, Израиле, Сирии и других странах, где старался увидеть плюсы и минусы системы образования, брать лучшее на заметку.

На плаву жизни нас нередко поджидают крутые перемены. Министр здравоохранения Василий Жарко предложил профессору создать Республиканский методический центр по высшему и среднему медицинскому и фармацевтическому образованию. Жаворонок справился и с этой задачей, возглавив организацию. Совмещал работу с должностью профессора кафедры инфекционных болезней БелМАПО, входил в состав президиума Координационного научно-методического совета учебно-методических объединений высших учебных заведений РБ.

В 2008 году Минобразования отметило высокое качество подготовленных под методическим руководством центра типовых учебных программ нового поколения.
Когда человек успешно справляется с порученным делом, на него постоянно сыплются новые предложения. Сергея Владимировича пригласили на должность первого проректора БГМУ.

— Сразу даже почувствовал какое-то облегчение, подумал, что хоть раз в жизни потружусь в уже кем-то созданной организации, — улыбается Сергей Жаворонок. — Ходит в народе поверье: кто строит, тот там не работает. Считал, это шутка, а оказалось, так и есть. Впрочем, кочевой образ жизни мне по душе. Да и психологи советуют каждые 5 лет менять место работы — это лучшее средство от творческого застоя.

БГМУ прошел сертификацию системы менеджмента качества, государственную аккредитацию по специальностям, внедрил систему рейтинга профессорско-преподавательского состава и студентов, разработал макет учебно-методического комплекса, стандарты 3-го поколения 1-й и 2-й ступени высшего медицинского (фармацевтического) образования и многое другое.

Энтузиазм и идеи по совершенствованию университета Сергея Владимировича никогда не покидают.

Зимой Сергей Жаворонок катается на лыжах, а летом, если удается выкроить в плотном графике денек, может посвятить его подводной рыбалке. И искривление носовой перегородки, из-за которого поставили крест на морской службе, нисколь-ко не мешает. Однажды во время дачного отдыха Сергей Владимирович загарпунил 20-килограммового сазана. Никто и не подозревал, что такой гигант обитает в местном озере... А эта щука потянула на 5 кг.

Охота на паразитов

Профессор — заядлый охотник.

Впервые взял в руки ружье в 1975 году. Любит сходить на ночную облаву на матерого зверя. Один случай подогрел интерес к паразитологии.

А дело было так…

— Охотились как-то в полесских лесах, — вспоминает Сергей Владимирович. — Услышал от местных жителей, что мясо диких кабанов, обитающих там, нельзя есть: червивое. О спарганозе до этого момента только читал в учебниках. Встречается заболевание в основном на Дальнем Востоке. Захотелось разобраться. В следующий раз пригласил специалистов из Военно-медицинской академии. У озера поймали маленького ужа. Вспороли ему брюшко и обнаружили 7 паразитов. В ту ночь мне повезло: подстрелил на ночной охоте кабана. Вскрыли его — весь напичкан червями.

Эпидочаг «рассекретили» быстро. В экспериментальном лесоохотничьем хозяйстве стояла клетка с волком, больным спарганозом. Отходы жизнедеятельности хищника с дождевыми потоками стекали в озеро. Переносчики паразита — маленькие рачки, обитающие в стоячих водоемах. Припять разливается, а потом снова входит в свои берега — остаются лужи. Животные пьют из них и заражаются.

В моей практике были два пациента с этим заболеванием; подцепили паразитов, выпив зараженной воды. Несколько раз встречались больные дирофиляриозом. Последний случай произошел совсем недавно. В городскую клиническую инфекционную больницу Минска обратилась женщина с отеком глаза. Говорит, вначале припухлость была на предплечье, потом под ключицей, а теперь и до глаза добралась. Сразу понял, что это гельминт. Вытащили из глаза пациентки 5-сантиметрового червя. Экзотическое для наших мест заболевание разносят комары, кусающие плотоядных животных.

Место, где отдыхаешь душой

Есть на земле уголок, где Сергей Владимирович чувствует себя уютно. Это деревня Сурмино в Городокском районе, где у него дача. Места живописные — рядом лес, озеро. Кто ни приезжает (а в этом гостеприимном доме перебывали многие друзья и знакомые профессора), всем нравится. Сергей Жаворонок не променяет отдых здесь ни на один курорт.

— Дочь Ирина выращивает цветы, а я стригу газон, — говорит он. — Люблю деревья прививать, только их зайцы объедают…

С женой Ириной учились вместе в Витебском мединституте, а познакомились на студенческой научной конференции в Каунасе. Сергею приглянулась миловидная девушка; оказалось, что у нее еще и добрая душа, с такими стараются не расставаться. Ира ответила взаимностью.

И чтобы почаще бывать рядом, записалась в его научный кружок... Поженились. Супруга — инфекционист. Дочь — хирург в 10-й ГКБ Минска. Зять Андрей — тоже хирург. К слову, и младший брат профессора Александр — доктор хоккейной команды. В медицину пошел по примеру старшего.

Молодые все время на работе. Вот на семейном совете и решили, что пора бабушке идти на заслуженный отдых — за внучкой приглядывать.

— 6-летняя Катюша — наша отрада, — продолжает Сергей Владимирович. — Я учу ее играть в шахматы, бабушка читает на ночь сказки; когда это делаю я, то постоянно засыпаю. Балуем, что скрывать. Приходит она ко мне как-то и говорит: «Дедушка, вот у моей мамы в детстве и собачка, и котик, и хомячки, и рыбки были… А у меня никого». И грустно вздыхает. В тот же день подарил ей рыбок, а родители вскоре хомячка принесли, теперь обещают котенка. Внучка — болельщица нашей спортивной команды БГМУ. Спорт в любой организации стараюсь развивать и поддерживать…

Наверное, это отголоски генов. Профессор изучал генеалогическое древо. И нашел данные, что по материнской линии брат прапрадеда — генерал царской армии Бутовский, сподвижник французского общественного деятеля барона де Кубертена, отвечал за физическую подготовку солдат и офицеров.

Справка «МВ»

В разные годы С. В. Жаворонок был членом экспертного Совета ВАК, общего собрания НАН Беларуси, УМС Минздрава,сопредседателем УМО медицинских вузов и др. Сегодня состоит в Советах по защите докторских и кандидатских диссертаций; член президиума правления Научного общества врачей-инфекционистов СНГ «Евразия».

Ученый, администратор, практик. Был главным внештатным гепатологом УЗО Витебского облисполкома, главным внештатным инфекционистом и гепатологом УЗО Гомельского облисполкома. Имеет высшие аттестационные категории по специальностям «инфекционные болезни» и «организация здравоохранения».

Лауреат премии ЛКСМБ в области науки и техники (за серию работ по вирусным гепатитам совместно с В. М. Семёновым), лауреат Президентских стипендий за достижения в области науки и образования. Отличник здравоохранения. Удостоен премии международного фальк-симпозиума «Новое в гепатологии» (Санкт-Петербург) за серию работ.

Медицинский вестник, 9 октября 2009

 

 

 Поделитесь