Главная Университет Университет в СМИ Голос не ломается, и рост не прибавляется

Голос не ломается, и рост не прибавляется

14-летнего Сашу к эндокринологу привел отец. Мальчик расстраивался из-за того, что имел детскую внешность, плохо рос, а голос его не ломался, хотя сверстники уже говорили басом.

В анамнезе у паренька значилось, что он родился от второй доношенной беременности массой 3 200 г и ростом

50 см; хронических заболеваний, оперативных вмешательств, черепно-мозговых травм не имел. С 6 лет занимался футболом, до 12 лет по физическому развитию от ровесников  не отличался;  а потом будто застыл в своем возрасте.

При осмотре врач увидел, что показатель роста  (144,5 см) отстает от генетического на –2 сигмальных отклонения.

Стадия полового созревания по Таннеру — допубертатная (объем яичек — 3 мл; мошонка, половой член таких же размеров и пропорций, как в раннем детстве). Лобкового и аксиллярного оволосения нет.  Диагноз — задержка полового развития (ЗПР).

Анжелика Солнцева, доцент 1-й кафедры детских болезней БГМУ, кандидат мед. наук, главный внештатный детский эндокринолог Минздрава

Отчего задержалось развитие. Половое

ЗПР — отсутствие вторичных половых признаков у детей, достигших верхнего возрастного предела нормального пубертата. У девочек не увеличиваются молочные железы к 13 годам и/или нет менструаций (менархе) к 15. Если половое развитие началось своевременно, но в течение 5 лет менструации не наступили, это считается изолированной задержкой менархе. Главные признаки ЗПР у мальчиков — объем яичек к 14 годам менее 4 мл (или длина < 2,4 см). 

Вторичное оволосение (лобковое и аксиллярное) не следует считать достоверным критерием полового созревания у детей. Оно может быть результатом активности андрогенов надпочечников и наблюдаться у пациентов даже с выраженными формами гипогонадизма.

ЗПР встречается у 0,6–2,0% (по разным источникам) детей европейской популяции. Большинство имеют функциональные нарушения, связанные с конституциональным (семейным) поздним началом пубертата. У 0,1% из них в основе такой задержки лежит патология гипоталамо-гипофизарной системы (гипогонадотропный гипогонадизм) или половых желез (гипергонадотропный гипогонадизм).

Конституциональная форма составляет до 80% от всех случаев ЗПР и вызвана функциональным расстройством центральных механизмов, активирующих основное звено начала пубертата у детей — циркадный ритм секреции гонадолиберина. Этот вариант ЗПР преобладает у мальчиков (соотношение с девочками 9:1). В основном носит наследственный характер. В 70% случаев у родителей также была ЗПР (в 37% — у обоих, в 30% — у матери, в 33% — у отца). Встречаются и спорадические формы заболевания.

Отягощающие факторы — патология беременности и родов, низкие антропометрические показатели новорожденного, неблагоприятная социальная и семейная обстановка, алкоголизм и наркомания родителей. 

Задержку роста и полового созревания могут давать и хронические системные заболевания: нарушение работы органов пищеварительной системы с синдромом мальабсорбции (целиакия, хронический панкреатит, гепатит), хроническая болезнь почек, пороки сердца, хронические бронхолегочные заболевания, эндокринопатии (гипотиреоз, сахарный диабет, гиперкортицизм, включая ятрогенный, и др.). 

ЗПР возникает при дефиците массы тела (несбалансированное питание, низкая калорийность пищи, диета, голодание) или, наоборот, при алиментарном ожирении. Задержкой пубертата иногда сопровождаются усиленные занятия гимнастикой, балетом и т. д., когда идет нефизиологическое превышение энергозатрат.

Один из потенциальных факторов возникновения ЗПР у детей с нарушением питания — нейрогормональный медиатор (лептин). Он контролирует аппетит и потребление пищи. В определенных концентрациях при достаточном развитии жировой ткани лептин стимулирует секрецию гонадотропин-рилизинг гормона (Гн-РГ). Дефицит массы тела приводит к задержке полового созревания. Так, у детей с нервной анорексией уровень лептина резко снижен, концентрация лютеинизирующего и фолликулостимулирующего гормонов уменьшена. У большинства пациентов с ожирением, несмотря на высокие показатели этого нейрогормонального медиатора, отмечается феномен лептинорезистентности, когда тоже снижена гонадотропная функция.

В большинстве случаев ЗПР сочетается с замедлением роста. Задержка роста связана с отсутствием пубертатного ростового скачка, который происходит благодаря прямому влиянию половых гормонов на костную ткань и активации импульсной секреции гормона роста (ГР) и синтеза инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1). Предполагают, что конституциональная задержка полового созревания обусловлена первичными расстройствами в системе ГР — ИФР-1, а активация гонадотропной функции является вторичной. 

ЗПР способствует полиморфизм форм лютеинизирующего гормона с измененной биологической активностью и высоким сродством к клеточным рецепторам. У таких детей пубертат начинается в нормальные сроки, но развитие вторичных половых признаков идет медленно. Ребята с мутантными формами лютеинизирующего гормона имеют более низкую скорость роста, уменьшенные концентрации ИФР-1 и связывающего его белка.

Клиническое «лицо» ЗПР

К дополнительным признакам ЗПР относят отсутствие: у девочек — распределения жира по женскому типу (в области бедер и ягодиц), у мальчиков — мутации голоса, развития оволосения на лице, формирования мужской архитектоники тела, а также недостаточную активность потовых и сальных желез. Лобковое и аксиллярное оволосение слабо выражено из-за поздней активации синтеза андрогенов надпочечниками. 

Важный признак функциональной ЗПР — отставание в росте. Умеренное отмечается с первых лет жизни. В предшествующий пубертатному период (9–10 лет) темпы начинают прогрессивно снижаться до 3–4 см в год. 

Костный возраст меньше паспортного на 2–3 года. Но показатели костного и ростового возраста (когда имеющийся рост соответствует 50-й перцентили) совпадают. Пропорции тела у детей с конституциональной ЗПР не нарушены. В некоторых случаях при длительной задержке полового созревания могут формироваться евнухоидные пропорции тела (длинные конечности, укороченное туловище). У мальчиков скелетная мускулатура слабо развита, отмечается распределение жировой массы по женскому типу, увеличение грудных желез, отсутствие оволосения на лобке, в подмышечных впадинах; высокий тембр голоса. 

Есть и другие категории пациентов, которых надо обследовать, чтобы исключить серьезную патологию — гипогонадизм. При наличии стигм дизэмбриогенеза и/или клинической симптоматике врожденных генетических синдромов необходимо обследовать детей в допубертате (синдромы Шерешевского — Тернера, Прадера — Вилли, Клайнфельтера и др.); с непрогрессирующим половым развитием (своевременное появление вторичных половых признаков и отсутствие достижения 4–5-й стадии по Таннеру в течение 3,5–4,5 года). Диагностика наиболее результативна после 13 лет.+

Определить патологию: от анализа до МРТ

Клиническое исследование включает: измерение роста и массы, определение соотношения длины верхней и нижней частей тела, размаха рук к длине тела; выявление стигм дисморфогенеза; оценку полового развития (по Таннеру), интеллекта; исключение аносмии; осмотр офтальмологом (глазное дно, поле зрения); неврологом. 

Необходимо сделать общий анализ крови и мочи; биохимический анализ крови (креатинин, мочевина, калий, натрий, кальций); гормональное обследование; 

рентгенограмму левой кисти и запястья с оценкой костного возраста; ультразвуковое исследование органов малого таза у девочек/брюшной полости, яичек у мальчиков; КТ головного мозга или МРТ области гипофиза с обязательным контрастированием (оптимальный метод визуализации аденомы гипофиза), при необходимости — кариотипирование и специальные функциональные тесты.

Основа лечения конституциональной ЗПР — гормональная терапия. Она стимулирует развитие вторичных половых признаков, скорость роста; активизирует минерализацию костной ткани, созревание гипоталамо-гонадотропной системы. Важный довод для применения половых гормонов — наличие психологических проблем, эмоциональных нарушений, трудностей социальной адаптации у детей с ЗПР. 

Основное требование к медикаментозной гормональной терапии — она не должна влиять на ускоренное костное созревание (может остановиться рост ребенка). Метод выбора такой терапии при конституциональной ЗПР — короткие курсы препаратов тестостерона пролонгированного действия (смесь сложных эфиров тестостерона внутримышечно по 50 мг 1 раз в 4 недели в течение 3–6 месяцев в зависимости от результатов). Такое лечение можно назначать пациенту с костным возрастом 12 лет.

Препараты хорионического гонадотропина (ХГ) менее предпочтительны для коррекции функциональной ЗПР, т. к. могут привести к быстрой и массивной андрогенизации, а она способствует интенсивному ускорению костного возраста и ухудшению роста. Особенно опасно назначать стимулирующие курсы ХГ, когда костный возраст менее 12 лет. 

В подобном случае используют неароматизирующиеся анаболические стероиды, обладающие минимальной андрогенной активностью: оксандролон внутрь 0,1 мг/кг массы тела (но не более 2,5 мг в сутки) 1 раз в день в течение 3–6 месяцев; контроль костного возраста через 3 месяца). Эта группа препаратов не влияет на гонадотропную продукцию, не вызывает развития вторичных половых признаков и не ускоряет костного созревания.+

…Поскольку у Саши были трудности социальной адаптации, ему назначили курс пролонгированного препарата сложных эфиров тестостерона 50 мг 1 раз в 4 недели на протяжении 6 месяцев. Через полгода при осмотре врач отметил начало полового созревания, увеличение объема яичек до 8 мл; парень стал выше на 3 см. Еще через 3 месяца произошли дальнейшая самостоятельная прогрессия пубертата, скачок роста. Рост юноши составил 174,5 см (в рамках генетического ростового коридора).+

Цифирь

На начало 2013 года в Беларуси на диспансерном учете у эндокринологов состоял 91 пациент с задержкой полового развития (из них 48 девочек).

Медицинский вестник, 4 декабря 2013

 

 Поделитесь