Главная Университет Университет в СМИ Свидание с Бостоном, или Краткий отчет о всемирном венозном форуме

Свидание с Бостоном, или Краткий отчет о всемирном венозном форуме




Мы подали тезисы на XVII Всемирный конгресс флебологов — и нам предложили не только участвовать в этом авторитетном для каждого сосудистого хирурга мероприятии, но и выступить с докладами. Из более чем 1,5 тысячи принятых оргкомитетом материалов были отобраны 477, включая 2 наших.

Перелеты, перелеты…

Из Минска путь во Франкфурт, а оттуда 500-местный аэробус направился к неизведанному континенту. Экономкласс, 8 мест в ряду, сенсорный монитор в спинке переднего кресла, красивые лица неутомимых стюардесс. Через каждые 30–40 минут вежливое «Sorry, please». Ели, дремали, переключали программы, знакомились с попутчиками. Периодически, помня о вреде застоя крови, прохаживались по салону.

Пассажиры в основном американцы. В сланцах, шортах и коротких майках, они привыкли к длительным перелетам, ведут себя в самолете как дома. Уже по одежде можно догадаться, что в точке нашего назначения — Бостоне — температура выше, чем в родной Беларуси. Нас в середине сентября ожидала жара 34–36 градусов. За полетом следят с земли, а мы видим траекторию на экранах: вот разворот над Франкфуртом, далее Ганновер, Дублин, Атлантический океан, острова Северной Америки и, наконец, 5-миллионный Бостон — место зарождения Североамериканских Соединенных Штатов и национальной трагедии страны времен Второй мировой — Перл Харбора. Четыре тысячи километров мы преодолели за 8 часов.

Утром в воскресенье знакомились с городом. В 12 часов направились в Hynes conventional center — место проведения форума. Монументальное 3-уровневое (но вовсе не 3-этажное!) строение из стекла и мрамора, занимающее чуть меньше квартала, способно вместить более 6 тысяч человек в одном из основных залов. Интересная архитектура, длинные коридоры, просторные аудитории, хорошая акустика, кондиционирование воздуха и вышколенный персонал. Нас впечатлила оснащенность аудиторий: если разрядилась батарея телефона либо ноутбука, ее тут же можно зарядить. В коридорах — ноутбуки для свободного пользования.

Пройдя регистрацию и получив беджи с указанием имени, страны и индивидуальным штрихкодом (последний позволял спонсорам — медицинским фирмам — считывать паспортные данные на случай выполнения заказа), а также программу конгресса и тезисы, отправились на открытие форума. Выступил президент Всемирной ассоциации флебологов Анджело Скудери, затем сцену заполнили дети — начался концерт танцевального ансамбля в стиле urban.

Доклады, доклады…

Различные вопросы флебологии обсуждались на заседаниях 24 секций. Каждая работала с 7:30 до 6 вечера. Послушать хотелось все. Перехватив чашку кофе, мы перебегали из зала в зал. Доклады систематизированы: ультразвуковая диагностика, варикозная болезнь, тромбозы глубоких вен, тромбоэмболия легочной артерии, эпидемиология, современные методы лечения и профилактики заболеваний вен. Выступления строго по регламенту, до 7 минут для проспективных исследований, для лекций — 1 час.

Много докладов было о пенной склеротерапии и лазерной коагуляции большой и малой подкожных вен. Два этих конкурирующих метода лечения хронических заболеваний вен (ХЗВ) стремительно развиваются и совершенствуются.

Пенная склеротерапия — инновационный нехирургический способ лечения варикозной болезни, позволяющий в амбулаторных условиях добиться превосходного косметического и лечебного результата. Не требует госпитализации, не влияет на бытовую и социальную активность. Побочные эффекты редки; пациенты довольны.

Столь же широко применяется и термальная абляция подкожных вен (радиочастотная и лазерная коагуляция). Несмотря на разногласия в выборе единых параметров энергии, 5- и 10-летние результаты лечения несостоятельности большой и малой подкожных вен по этой методике обнадеживают: рецидивы соответственно в 10% и 15% случаев.

Старому способу хирургического лечения варикозной болезни — традиционной флебэктомии, или методу Бэбкока, — посвятили лишь 2–3 сообщения, касающихся применения у больных с крайне запущенными формами.

Огромный интерес (свидетельство тому — полный зал) вызвали доклады по анатомии вен. Внедрение современного ультразвукового оборудования, а также СКТ- и ЯМРТ-флебографии позволяет по-новому взглянуть на анатомию и топографию сосудистой системы. А главное — увидеть детали взаимоотношений глубокой и поверхностной систем в реальном времени (на мониторе УЗ-аппарата), выявить точки и протяженность патологических рефлюксов, лежащих в основе развития ХЗВ.

В сосудистой хирургии и флебологии традиционные травматичные вмешательства заменяются новыми малоинвазивными, эндоваскулярными. К примеру, тромбэктомия при илеофеморальном венозном тромбозе хотя и остается в арсенале хирургов, но уже вытесняется катетерным тромболизисом. Поскольку причина этой патологии более чем в 90% наблюдений — сужение общей подвздошной вены, то операция и тромболитическая терапия дополняются стентированием — имплантацией эндопротеза в зону стеноза (подобно стентированию коронарных артерий).

Появились безопасные и более эффективные препараты. Так, антагонист витамина К — варфарин, более 60 лет считавшийся золотым стандартом в противорецидивной антикоагулянтной терапии и профилактике тромбозов, постепенно вытесняется прямым ингибитором Xa-фактора — препаратом ксарелто, либо прямым ингибитором тромбина (фактор IIa) — дабигатраном; они не требуют лабораторного контроля.

Наряду с общими, стандартными разделами венозной тематики (например, тромбозы глубоких вен или тромбофлебит поверхностных) обсуждали некоторые узкие, но весьма значимые темы. Одна из таких малоизвестных врачу общей практики и даже сосудистому хирургу — проблема тазового болевого синдрома, связанного с несостоятельностью клапанов гонадных вен, и как следствие — патологического рефлюкса в вены таза. Нынешние технологии (УЗИ, СКТ, МРТ) позволяют не только поставить диагноз, но и обозначить пути решения (реплантация устья верхней брыжеечной артерии или гонадной вены, склеротерапия, эмболизация).

Председательствовали на секциях ученые с мировым именем. Презентация и выступление докладчика транслировались на несколько больших экранов в аудитории. В перерыве посещали выставки медицинских фирм, знакомились с оборудованием.

Вы русские?

Утром четвертого дня мы слегка задержались в гостинице. Чтобы не опоздать, решили взять такси. Вырвав из потока машин сияющий белизной «форд», на целые 20 минут предоставлены его владельцу — афроамериканцу. Словоохотливый водитель быстро почуствовал себя нашим другом.

— Кто вы и откуда?

Беларусь ему неизвестна, а все, что он знает о России, — это президент Путин и холода́. Рассказал, что зарабатывает на своей машине 8 тысяч долларов в месяц, а иногда чуть меньше.

— Правда, я работаю очень много. Утром в 6 начинаю и примерно во столько же вечером заканчиваю рулить. Здесь очень хорошо живут люди. Самый бедный — это я. А вы кто?

— Врачи.

— О! Вы, наверное, очень богаты? У нас начинающий доктор получает 150 тысяч долларов в год. А хирург — около миллиона!

…Весь день участвовали в работе конгресса, слушания и обсуждения докладов шли в штатном режиме. Прекрасно организованы и обставлены сообщения — в виде электронных презентаций (аналог наших стендовых представлений). В 7-минутном сообщении докладчик на 50-дюймовом мониторе знакомит присутствующих с основными разделами своей работы. С электронными докладами выступали как неизвестные, так и маститые авторы, еще час назад председательствовавшие на проблемных секциях.

Вечером маршрутным автобусом вернулись в гостиницу. Заметили, что водят общественный транспорт исключительно афроамериканцы, преимущественно женщины до 40 лет. По случайному совпадению 4 раза подряд водителем оказывалась одна и та же негритянка. Лихо выруливала к остановке, мило улыбалась. Узнав, что мы русские, дважды провезла нас бесплатно. Стоимость проезда — 2 доллара. Контролеров нет. Но никто из пассажиров не уклоняется от оплаты. Все входят в переднюю дверь. Средняя и задняя — для выхода. У многих проездные карточки — аналог нашей магнитной в метро. Скорость общественного транспорта значительно выше, чем у нас, и при этом за неделю мы не видели ДТП. Автобусы мощные, вместительные, быстро набирают ход. Оборудованы кондиционером и, что непривычно для нас, трапом. Он автоматически выдвигается до уровня тротуара, инвалид на коляске может свободно въезжать в автобус и покидать его.

Утром, днем и вечером на улицах много бегающих. Даже в центре города. Уйма людей на велосипедах. Неудивительно, что в США значительно снижена смертность от инфаркта миокарда. В то же время немало полных и невероятно полных людей. Наши толстяки — просто топ-модели по сравнению с некоторыми американцами. Основная причина — неправильное питание: фастфуд, много мучного, жареного, чипсов… К концу пребывания в Бостоне уже не могли смотреть на то, чем нас кормили. Хотелось горохового супа, сальца с картошкой и компота из сухофруктов.

Знакомство с Гарвардом

Пятый день мы прозвали «нашим». Делали доклады — как улучшить результаты пенной склеротерапии, по аплазии нижней полой вены. Отвечали на вопросы, слушали обсуждения.

Назавтра решили познакомиться получше с городом. Коллеги посоветовали не прибегать к услугам турфирм, а найти индивидуального русскоязычного гида. Несколько звонков и недолгих переговоров — и нам предложили за 50 долларов с каждого 5-часовую экскурсию на авто по наиболее значимым местам Бостона. За рулем джипа — бывший советский историк-искусствовед, американка с 1995 года.+

Ничто так не сближает с русскоговорящими в чужой стране, как общение на родном языке…

Исколесив часть старого города и несколько районов нового, мы отправились в наиболее значимый — Кембридж. Многовековая история этой части Бостона ассоциируется с двумя учебными заведениями, входящими в десятку лучших вузов мира, — Гарвардским университетом и Массачусетским технологическим институтом. Обучение в них платное, около 60 тысяч долларов в год, еще почти 40 тысяч — за общежитие. Можно не вносить первую сумму, если найдешь фонд, который будет это делать вместо тебя. Для родителей, приезжающих к детям в Кембридж, есть гостиница. Сутки в ней стоят 500 долларов. Корпусов Гарвардского университета в Кембридже немного, в основном они разбросаны в Бостоне; Кембридж — это многочисленные общежития для студентов со всего мира.

Восемь дней пролетели как миг. Возвращение домой всегда желанно, какой бы прекрасной и плодотворной ни была командировка. Научная информация, книги, журналы, проспекты — всего так много! Дома предстоит разложить это «по полочкам» и «переварить».

По недельному пребыванию в одном городе, вероятно, нельзя судить обо всей стране, но следует сказать, чем отличаются от нас американцы. Прежде всего — ни с чем не сравнимой улыбкой. Где бы и кто бы тебя ни встречал, к кому бы ты ни обратился — улыбка впереди человека. Это, пожалуй, и есть лицо американца. О предупредительности и вежливости и говорить не приходится. Непостижимо, откуда столько внимания к незнакомцу и что́ стоит за этим? Внутренняя доброта и искренность — или просто этикет? Наверное, все же первое. Это прививается с младых ногтей.

Мы очень признательны друзьям, оплатившим перелет, проживание и оргвзнос, ректору БГМУ Анатолию Сикорскому за благословение, сотрудникам родной кафедры и лечебных учреждений, в которых набирали материал, положенный в основу докладов. Представители международных журналов Phlebology и International Angyology предложили опубликовать наши статьи на английском языке.

Одна из достопримечательностей Бостона — городская библиотека (XVIII век).

Александр Баешко, заведующий кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии БГМУ, доктор мед. наук, профессор
Медицинский вестник, 29 декабря 2013

 

 Поделитесь