Главная Университет Университет в СМИ Эболу не ждем. Но встретить готовы

Эболу не ждем. Но встретить готовы


 

В Беларуси проходят учения по локализации и ликвидации очага лихорадки Эбола.

По данным ВОЗ, от этого вируса в Западной Африке уже пострадали 13 703 человека, 4 920 умерли. В эпидпроцесс вовлечены Гвинея, Либерия, Сьерра-Леоне, Нигерия, Сенегал, Мали. Несколько случаев зафиксированы в США и Европе. Летальность — почти 36%.
Особых причин для беспокойства у Беларуси нет, но выработать алгоритм действий при чрезвычайной ситуации необходимо. Учения прошли во всех регионах республики, кроме Гродненщины, где запланированы на 14 и 20 ноября.


В Минской области тренинг организовали в Борисове на базе зонЦГЭ. Город транзитный, поэтому и риск завоза опасного заболевания здесь выше.Организаторы (Минский облЦГЭиОЗ и главное УЗО Миноблисполкома) пригласили специалистов из РНПЦ эпидемиологии и микробиологии, БГМУ, РЦГЭиОЗ.

«Учились» в актовом зале, заполненном эпидемиологами и инфекционистами, а также заместителями главврачей ЦРБ Минщины.

По легенде, Сергей Иванов возвращался в Борисов из Нигерии, где пробыл 2 месяца в служебной командировке. На самолете добрался до Москвы. Утром следующего дня прибыл в родной город. Еще в дороге почувствовал недомогание. Как только вышел на перрон, сразу отправился к дежурному по вокзалу с просьбой вызвать скорую.

Прибывшим медикам мужчина пожаловался на сильную слабость, головную боль, озноб и тошноту. На градуснике — 39,5 °С. Первые признаки некоего заболевания. Услышав от «пациента», что тот приехал из Нигерии, сотрудники насторожились.

Доктор проводит осмотр: состояние средней тяжести, кожные покровы чистые, без геморрагических высыпаний; зев слегка гиперемирован, налета нет. Дыхание чистое, в легких хрипов не прослушивается, ЧСС 100 уд./мин., АД — 130/80 мм рт. ст., печень и селезенка не увеличены, при надавливании на живот усиливается тошнота. Собрав эпиданамнез, врач предположил, что у «пациента» БВВЭ (болезнь, вызванная вирусом Эбола).

Большинство исследователей склоняется к версии, что в природе резервуаром для этого вируса являются плотоядные летучие мыши. Млекопитающие заражаются при контакте со слюной или продуктами жизнедеятельности крыланов; в Беларуси такие не водятся. Угроза исходит и от больного человека. Инфицироваться можно через кровь, другие жидкости организма. Инкубационный период — 2–21 день. Первые симптомы — как при гриппе; затем у человека начинаются рвота, сыпь, диарея, нарушение функции почек и печени, внутренние и внешние кровотечения.

Дежурная по вокзалу и врач скорой помощи согласно схеме оповещения сообщают по телефону об инфицированном всем заинтересованным службам, каждая из которых начинает работать как винтик единого механизма: находят людей, контактировавших с инфицированным, проводят разъяснительную работу с населением, собирают комиссию по ЧС и т. д.

В очаг направляют эвакобригаду скорой медпомощи, эпид- и дезбригаду в противочумных костюмах. Минуя приемный покой, пациента доставляют в бокс реанимации инфекционного стационара. Консультанты уточняют анамнез, проводят клинический осмотр. Меддокументация на больного заполняется в другом помещении, общение — через переговорное устройство. Пострадавшему оказывают медпомощь, делают внутривенный забор крови с соблюдением правил особой предосторожности и специальным образом упакованный материал отправляют для исследования в РНПЦ эпидемиологии и микробиологии. Если диагноз подтвердится, пациент до полного выздоровления будет находиться в боксе.

В госпиталях африканских стран условия по сравнению с европейскими далеки от совершенства, поэтому болезнь распространилась так стремительно. Способствует этому и местный обычай: покойника не хоронят, пока с ним не простятся все родные и близкие, которые обязаны коснуться его тела. Иначе мертвец якобы воскреснет и придет к ним.

Завершились учения областным семинаром. Вернувшись в свои районы, слушатели проведут такие же показательные учения с медработниками.

Контроль есть. Однако медленный?

Светлана Лукашик, 
доцент кафедры инфекционных болезней БГМУ, кандидат мед. наук

Бытует мнение, что чума, которая упоминается в Библии, была не чем иным, как очередной вспышкой лихорадки Эбола. О самом вирусе начали говорить в июле 1976 года: от странной скоротечной болезни, сопровождавшейся обильным кровотечением, умер сторож склада сырья хлопковой фабрики в небольшом поселке на юге Судана. Через несколько дней скончались еще 2 человека. Вероятно, от них возбудитель распространился по поселку и за его пределами. Начали заболевать медработники и члены их семей.

Смертность составила 53%. Врачи и жители населенных пунктов были настолько напуганы, что многие из них убежали в джунгли, что, возможно, и остановило вспышку.

В сентябре того же года вспышка произошла на севере Заира, в населенных пунктах, расположенных недалеко от реки Эбола. Первым заболел школьный учитель, заразившийся, скорее всего, отведав полусырое мясо больной обезьяны. Его поместили в церковную больницу, где практиковалось многократное использование шприцев. Это послужило причиной распространения болезни среди пациентов, членов их семей и медперсонала. Усугублял ситуацию специфический ритуал прощания с покойным: женщины обмывали тело усопшего голыми руками. Чтобы ограничить инфекцию, президент Заира направил войска для установления карантина. ВОЗ привлекла лучших эпидемиологов и вирусологов из разных стран. Заразу удалось остановить. Летальность — 88%.

После 1976 года лихорадка Эбола не наблюдалась почти 15 лет. Осенью 1994 года в Кот-д’Ивуаре заразилась женщина, ученый из Швейцарии. 

Ее срочно доставили на родину, где и вылечили. Источником, как предполагают, явились трупы шимпанзе, которые она изучала.
В 1989 году открыли вирус Рестон. В карантинный пункт города Рестон (Вирджиния, США) для исследований с Филиппин привезли обезьян, среди которых возникла эпидемия геморрагической лихорадки. Многие животные погибли, остальных уничтожили. Вирус оказался неопасным для людей: его выявили у 4 служащих, но никто из них не заболел.

Еще одну вспышку зафиксировали в Уганде, где выявленный вирус в последующем идентифицировали и назвали Эбола Бундибугио.
В настоящее время известны 5 вирусов Эбола, 4 из них патогенны для человека: Заир, Судан, Кот-д’Ивуар и Бундибугио. 
С 2000 года вспышки лихорадки Эбола в Африке начали возникать чаще. В марте 2014 года эпидемия началась в Гвинее, позднее чрезвычайное положение объявили также в Нигерии, Либерии и Сьерра-Леоне. ВОЗ признала лихорадку Эбола чрезвычайной ситуацией мирового значения. Сегодня ее медленно удается взять под контроль.

 

Карантин — реальная готовность

Владимир Пашкович, 
заведующий отделом эпидемиологии РЦГЭиОЗ

Многим до сих пор казалось, что геморрагические лихорадки Эбола, Марбург, Ласса и прочие опасные инфекции находятся далеко и нас не касаются. Но в 2013-м мы столкнулись с завозными случаями брюшного тифа из Подмосковья и Нигерии. Риск в отношении завоза лихорадки Эбола все же существует.

В этом году в Беларусь из Африки приехали более 750 человек, в т. ч. по многократным визам; 99% — из Нигерии, где удалось остановитьраспространение заболевания, но если гости были бы из стран, где есть эпидемия, — ситуация оказалась бы куда тревожней.

В Национальном аэропорту Минск и пунктах пропуска на госгранице пристально следят за всеми прибывающими пассажирами. В зонах пограничного контроля установлены тепловизоры. Были случаи, когда у пассажиров наблюдалась повышенная температура тела, их снимали с рейса, изолировали и помещали в стационар, где проводили исследования на геморрагические лихорадки. 

По данным Минобразования, в белорусских вузах планируется обучение 410 студентов из Африки. На сегодня к нам в страну приехали 190 человек, за 180 из которых уже закончено меднаблюдение в течение 21 дня. У 7 из прибывших выявили повышенную температуру. Их госпитализировали в инфекционный стационар, по результатам лабораторных исследований диагноз «лихорадка Эбола» был исключен.

Недавно в пункте пропуска «Варшавский мост» в Бресте обратили внимание на возвращавшихся соотечественников, отметивших свадьбу в Танзании. У них зафиксировали повышенную температуру, и тоже обследовали.

Сейчас закупаем современные изолирующие носилки для транспортировки таких больных и 34 защитных костюма для работников скорой медпомощи и инфекционного стационара, которые распределят во все регионы, чтобы обеспечить безопасность медспециалистов. Летальность от вируса среди медперсонала — 55%.

Наши специалисты проводят мониторинги по всей стране, оценивают реальную готовность организаций здравоохранения всех уровней к выявлению больных лихорадкой Эбола и проведению санитарно-противоэпидемических мероприятий.

Ситуация под постоянным контролем Минздрава.

Елена Гордей
Медицинский вестник, 13 ноября 2014

 

 Поделитесь