Главная Университет Университет в СМИ Висцеральный «удар» гиперпаратиреоза

Висцеральный «удар» гиперпаратиреоза
Фото из открытых источников. 

Фото из открытых источников.

Приведенные клинические проявления могут быть обнаружены терапевтами, кардиологами, гастроэнтерологами, эндокринологами, неврологами, нефрологами, урологами, травматологами. Актуальность патологии определяется высокой распространенностью «мягких» олигосимптомных и висцеральных форм первичного гиперпаратиреоза, составляющих не более 2% в популяции старше 50 лет. 

Пациентка М., 1951 г. р., обратилась к эндокринологу с жалобами на слабость, утомляемость, боли в ногах, хруст в коленях, невозможность самостоятельно подняться со стула. В анамнезе — хирургическое лечение (более 10 лет назад) узлового зоба. Заместительную терапию левотироксином получала несколько лет, затем сама решила не принимать препарат. 
— При осмотре в проекции левой доли щитовидной железы пальпировалось образование округлой формы около 3х15 мм, безболезненное, подвижное, — рассказывает заведующая кафедрой эндокринологии БГМУ доктор мед. наук, профессор  Татьяна Мохорт. — У женщины избыточная масса тела. Артериальное давление 140/85 мм рт. ст. Патологии сердца, легких, органов брюшной полости не выявлено. 
Обследование включало УЗИ шеи. Объем щитовидной железы в норме, есть однородные образования: эхонегативные 4х3х2 мм и 3х3х3 мм с ровными контурами и гипоэхогенное 6х5х4 мм. Слева по заднему контуру определено образование 31х16х15 мм неоднородной структуры с ровными контурами и признаками кровотока, расцененное как аденома левой паращитовидной железы. 
Результаты гормонального тестирования подтвердили отсутствие нарушений функции щитовидной железы и выраженное повышение уровня паратгормона (1 250,9 пг/мл), свидетельствующее о наличии гиперпаратиреоза… 
Биохимический анализ крови: уровень кальция общий 2,97 ммоль/л, кальция ионизированного — 1,6 ммоль/л, фосфора — 1,0 ммоль/л, калия — 4,8 ммоль/л, натрия — 143,0 ммоль/л, глюкозы крови — 5,8 ммоль/л, НвА1с — 5,8%, общего холестерина — 8,5 ммоль/л, триглицеридов — 2,6 ммоль/л, креатинина 128 ммоль/л. 
Сонография выявила кальцинаты в проекции обеих почек.
Двухабсорбционная костная денситометрия не показала отклонений минеральной плотности кости.
Сцинтиграфия подтвердила увеличение левой верхней паращитовидной железы.
В Минском городском клиническом онкодиспансере удалили аденому левой верхней паращитовидной железы, провели ревизию типичных мест их расположения. 
После вмешательства существенно уменьшились слабость, боли в ногах. Повышенный уровень креатинина и артериальная гипертензия, дислипидемия сохранялись — пациентке дали советы по питанию и рекомендовали прием ингибиторов ангиотензин-превращающего фермента и антагонистов кальция, аторвастатина, хофитола, сапплементарных доз витамина D (400 МЕ в сутки). 
При динамическом наблюдении уровень ПТГ снизился до 120 пг/мл.  Спустя 6 месяцев отмечено повышение уровня кальция и ПТГ, что инициировало проведение сцинтиграфии паращитовидных желез — без патологии. 
Повторный осмотр назначили на следующий квартал. 
Через год после первого обращения у пациентки появились боли сжимающего характера в области сердца, резкая слабость, тошнота, рвота. С учетом превалирующей симптоматики женщину госпитализировали в отделение интенсивной терапии РНПЦ «Кардиология» с подозрением на инфаркт мио­карда. Выявлена выраженная гиперкальциемия: уровень кальция 4,33–4,95 ммоль/л, ионизированный кальций 2,4 ммоль/л; повышение уровня ПТГ 1 143 пг/мл. Инфаркт исключен, М. перевели в отделение эндокринологии, где назначили коррекцию гиперкальциемического криза (форсированный диурез, медрол) и симп­томатическую терапию. 
Состояние улучшилось, до 3,0 ммоль/л снижен уровень общего кальция. По данным био­химического анализа крови, креатинин 0,178 ммоль/л, креа­тинкиназа МВ 74 ед/л, общая креатинкиназа 83 ед/л, ПТГ 416 пг/мл. В период госпитализации гликемия 8,0–9,2 ммоль/л, однако уровень НbА1с составил 5,85%, что позволило исключить сахарный диабет. 
При дальнейшем обследовании и проведении сцинтиграфии обнаружено подозрительное образование за грудиной, накапливающее изотоп в паратиреоидную фазу. КТ грудной клетки подтвердила наличие в паратрахеальной области слева над правой легочной артерией справа от легочного ствола под дугой аорты неоднородного по плотности образования до 3,5 см в диаметре (предположительно опухоль паращитовидной железы слева).
Диагноз: «Гиперкальциемический криз купированный. Первичный гиперпаратиреоз, множественная форма. Аденома эктопированной паращитовидной железы в верхнее средостение. Гиперпаратиреоидная нефропатия, ХБП IV. Оперированная щитовидная железа, эутиреоз. Стрессовая гипергликемия. Экзогенно-конституциональное ожирение 2-й степени. ИБС: атеросклеротический кардиосклероз, атеросклероз аорты и коронарных артерий. Н I, артериальная гипертензия смешанного генеза 2, риск 4». 
Предложено хирургическое лечение. В течение 2 лет после торакотомического удаления аденомы эктопированной паращитовидной железы состояние остается стабильным. При динамическом наблюдении не отмечается нарушений уровней кальция, фосфора и ПТГ, уровень креатинина снизился до 98 ммоль/л. 
По словам Татьяны Мохорт, приведенный клинический случай — яркая демонстрация висцеральной формы первичного гиперпаратиреоза. Последний обычно сопровождается костной патологией (локальный или системный остеопороз) и рецидивирующей мочекаменной болезнью, чего не было у данной пациентки. Много­образие проявлений гиперпаратиреоза требует внимания врачей различных специальностей. 
Клинические маски недуга: 

 

 Поделитесь