Главная Университет Университет в СМИ Паратгормон, на СТАРТап

Паратгормон, на СТАРТап




Доцент 2-й кафедры хирургических болезней БГМУ, кандидат медицинских наук Владимир Хрыщанович летом представит родной коллектив в финале Startup Village. Проект «Трансплантационное лечение гипопаратиреоза путем пересадки клеток паращитовидной железы человека», не имеющий аналогов в мировой клинической практике, занял 1-е место в профильной номинации.

Минск принял Всероссийский стартап-тур фонда «Сколково» впервые. Организаторы обработали около 900 заявок. Выбрано 17 победителей, но лишь 4 проекта попали в финал без дополнительной экспертизы. В их числе инновационная методика, представленная Владимиром Хрыщановичем. На кону — финансирование темы.

— Соискатели должны не только предложить проект, — рассказывает Владимир Янович.

— Любой стартап нуждается в инвестициях, поэтому нужно обрисовать актуальность проблемы, презентовать свою команду, бизнес-перспективы. Немаловажно и наличие патента на изобретение.

Технология призвана помочь пациентам с гипопаратиреозом. В Беларуси распространенность этой эндокринной патологии — порядка 20 случаев на 100 000 человек (средний возраст больных — 40 лет). Чаще всего причина недуга — операция на щитовидной железе, не позволяющая сберечь паращитовидную. Среди прочих «виновников» — аутоиммунные процессы, облучение, врожденная аномалия.

Гипопаратиреоз стоит особняком среди эндокринных заболеваний: его не одолеть гормонами (синтезированный паратгормон в клинической практике не используется). Пациенты получают симптоматическое лечение — от гипокальциемии, вызывающей судороги и неврологические расстройства. Больной не может вести полноценную жизнь; мучительные мышечные сокращения не дают работать, водить автомобиль и т. д. Некоторым недостаток кальция нужно компенсировать постоянными внутривенными вливаниями…

— Прооперировано почти 30 человек; последний выписался на прошлой неделе, — продолжает Владимир Хрыщанович. — За основу берем трансплантат от донора с гиперфункцией паращитовидной железы (им выполняется паратиреоидэктомия; этот орган, грубо говоря, не нужен). Из тканей получаем паратироциты — клетки, вырабатывающие паратгормон; они культивируются in vitro и криоконсервируются.

Далее нужно минимизировать риск отторжения. Профессорами кафедр нашего медуниверситета Александром Шоттом и Станиславом Третьяком доказано, что ткани и клетки с диффузионным типом питания хорошо приживаются в иммунно-привилегированных средах — к таковым относится сосудистое русло. Сначала мы помещали трансплантат в микропористый контейнер, но тогда операция становилась более травматичной. Сейчас вводим паратироциты в виде суспензии в сосудистое русло рентгенэндоваскулярным способом — спасибо за помощь профильной службе столичной БСМП под руководством Александра Бейманова. Процедуру выполняем за 40 минут под местной анестезией. В среднем трансплантат живет 9 месяцев.

В мировой практике опыт подобных пересадок сводится к единичным клиническим сообщениям, обобщить и воспроизвести их весьма сложно. Цель нашей работы — стандартизировать методику, чтобы ею могли воспользоваться коллеги. Технология запатентована, нашла отражение в отечественных инструкциях по применению и зарубежных публикациях.

Точка в хирургическом устранении гипопаратиреоза еще не поставлена: не у всех методика эффективна на 100%. Нужно разобраться, что же влияет на продолжительность работы паратироцитов в сосудистом русле.

Виктория Лебедева
Медицинский вестник, 24 апреля 2015

 

 Поделитесь