Главная Университет Университет в СМИ Операции на пищеводе: от диагностики до пластики

Операции на пищеводе: от диагностики до пластики

Исследованиями рефлюксов должны заниматься не только кафедралы


Николай Капраловдоцент 2-й кафедры внутренних болезней БГМУ, кандидат мед. наук

Гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ) сегодня страдает пятая часть населения. Из-за широкой распространенности большинство мировых экспертов в области гастроэнтерологии считают ее недугом XXI века. 

В основе развития лежат гастроэзофагеальные рефлюксы — заброс желудочного содержимого в пищевод. Клинически это проявляется главным образом в виде изжоги, которая сегодня встречается у каждого второго жителя. Кроме того, гастроэзофагеальные рефлюксы способны повреждать слизистую оболочку пищевода и вызывать осложнения — сужение просвета пищевода, развитие эрозивного и язвенного процессов, кровотечения из слизистой, развитие пищевода Барретта (предраковое состояние в нижней части пищеводной трубки).

Чем более распространенный характер приобретает заболевание, тем больше специалистов должно заниматься его диагностикой и тем больше технических ресурсов использоваться для этого.  

Единственное место в столице, где сегодня массово проводят исследования рефлюксов, —  клиническая база нашей кафедры, которая находится в 9-й ГКБ Минска. Недавно подобное оборудование появилось на кафедре хирургии БелМАПО (база — Минская областная больница), но оно предназначено в первую очередь для научных целей. 

За 17 лет сотрудники 2-й кафедры внутренних болезней провели более 1 500 исследований. Год назад в дополнение к имеющемуся российскому аппарату рН-метрии приобретен аппарат рН-импедансометрии американского производства, позволяющий с повышенной информативностью определять как кислотные, так и щелочные рефлюксы (сегодня такое обследование считается золотым стандартом диагностики ГЭРБ). 

Тем не менее потребность в обследовании больных с ГЭРБ в разы превышает наши возможности. Пациентов направляют не только врачи-гастроэнтерологи, но и хирурги. Запись на проведение процедуры на месяц вперед. Учитывая, что основные функции работников кафедры — образование и научная деятельность, хотелось бы, чтобы такой диагностикой занимался кто-то еще.

На мой взгляд, следует вооружить аппаратами рН-метрии крупные лечучреждения, в штате которых есть гастроэнтерологи, и межрайонные центры на базе поликлиник. По нашим подсчетам, чтобы реализовать потребность населения в данном виде диагностики только в Минске, требуется 5–7 аппаратов.  

Почему специалисту, исследующему проблему с пищеводом, недостаточно только результатов фиброгастроскопии? Этот вид диагностики выявляет визуальные изменения в органе, то есть морфологическую стадию ГЭРБ, а рН-импедансометрия позволяет сделать вывод о начальных (доклинических) признаках заболевания пищевода, пока слизистая не изменена. Кроме того, метод внутрипищеводной суточной рН-импедансометрии дает возможность подобрать индивидуальную антисекреторную терапию больным, а на 4–5-е сутки после назначения проследить и скорректировать лечебную дозу. 

Метод рН-импедансометрии станет хорошим подспорьем не только для гастроэнтерологов-терапевтов, но и для специалистов, выполняющих оперативные вмешательства на нижнем пищеводном сфинктере. Основываясь на результатах данного исследования, хирурги, планирующие операцию, будут вооружены таким важным показателем, как давление в сфинктере, благодаря чему определяются вид и объем вмешательства, а также эффективность хирургического лечения. 

У кого больше шансов выжить при раке пищевода


Игорь Лабунец, доцент кафедры онкологии БГМУ, кандидат мед. наук

70% больных раком пищевода поступают в поздней стадии. В течение года умирают 85 из 100. Поздняя выявляемость обусловлена особенностями клинической картины. Первые признаки рака пищевода уже означают запущенный процесс. Дисфагия, нарушение прохождения пищи появляются, когда опухоль распространена как минимум на 3–4 просвета пищевода. 

Мы наблюдали 329 пациентов с гастроэзофагеальным раком, проходивших лечение в Минском городском онкодиспансере. 1-я стадия была только у 15%. А при ранней диагностике можно достичь одногодичной выживаемости до 85%.

Прогноз после хирургического лечения рака гастроэзофагеальной локализации в основном зависит от распространенности опухолевого процесса. Пациенты без метастазов (независимо от типа операции) имеют в 2 раза больше шансов выжить, чем больные с лимфогенными метастазами. Причем выживаемость после радикальных хирургических вмешательств в 3 раза выше по сравнению с выживаемостью после паллиативных операций (30% и 9% соответственно).

Выполнение комбинированных и паллиативных резекций при местнораспространенном гастроэзофагеальном раке способно обеспечить пятилетнюю выживаемость только на уровне 10–15%, но при этом избавляет пациентов от таких осложнений, как дисфагия, истощение, кровотечение из распадающейся опухоли, и улучшает качество жизни.

Елена Клещенок
Фото из архива

Медицинский вестник, 28 апреля 2017






 

 

 



 

 Поделитесь