Главная Университет Университет в СМИ Родовые признаки

Родовые признаки 

 О рождении новой жизни профессор кафедры акушерства и гинекологии Белорусского государственного медицинского университета Георгий Герасимович знает, можно сказать, все. О смерти предпочитает не думать. Хотя бы потому, что однажды уже ее победил

 13-01 
— Шел на работу, вдруг — резкая боль в груди, — вспоминает Георгий Игнатьевич. — Остановился, раздышался, пришел в кабинет. Сел на диван и потерял сознание. Инфаркт миокарда. Коллеги меня прооперировали. Проснулся — хоть бы что. Под наркозом ничего, как другие рассказывают, не видел. Ни в рай, ни в ад не попадал.

— Верите в бога?

— Не отрицаю его. Что-то или кто-то мне всегда помогает. Многие говорят: «У вас легкая рука». Перед тем как оперировать, произношу про себя коротенькую молитву и делаю разрез.

За все время у пациенток, про­оперированных и прошедших лечение у акушера-гинеколога, доктора медицинских наук, академика, заслуженного деятеля науки Георгия Герасимовича, летальных исходов или серьезных осложнений не случалось. Опытнейший специалист более полувека заботится о сохранении здоровья будущих мам.

В детстве Георгий Игнатьевич мечтал стать военным.

— Отец ушел на фронт и погиб, когда Беларусь уже освободили от фашистов. После войны дедушка хотел устроить меня на автозавод. А я твердо решил получить образование. Учился в Минском артиллерийском подготовительном училище, потом собрался в Харьковский авиационный институт, но одноклассники убедили поступать вместе с ними в медицинский. Поступил.

13-02
Минское артиллерийское подготовительное училище.
Георгий Герасимович — первый слева в нижнем ряду  

Специализацию акушера-гинеколога выбрали сами?

— Как-то само собой получилось. Мы с супругой Галиной были однокурсниками. На 4-м курсе поехали к ее родителям в Слуцкий район. В это время одна из жительниц деревни собралась рожать. Акушерки на месте не оказалось, и на помощь позвали нас…

Студенты-медики знали, что нужно делать. Правда, только теоретически. Однако ребенка приняли. Спирта под руками не было, пуповину обработали самогонкой и перевязали обычной ниткой. Назавтра акушерка поменяла ее на шелковую. Обошлось без осложнений.

— Когда живой и здоровый младенец оказался у меня в руках, я ощутил гордость и счастье, — улыбается доктор. — Мне до сих пор нравится присутствовать при рождении новой жизни, видеть счастливых родителей и их родственников. Остановился на акушерстве и гинекологии. К тому же в этой специальности нужно иметь навыки хирурга, терапевта, педиатра, а мне как раз и хотелось быть врачом широкого профиля. Жена стала гематологом.

Сколько детей за всю жизнь приняли?

— Не считал, но очень много. Больше всегда рождалось мальчиков, девочек примерно 45 процентов.

Вы амбициозный человек? Хотелось сделать карьеру?

— Здоровые амбиции должны быть у любого уважающего себя человека. Но цель сделать чисто карьеру я не ставил. Работой занимался с увлечением и удовольствием. Сразу соглашался, если надо было куда-то ехать оказать помощь. Исколесил всю страну. Не раз приходилось оперировать прямо на месте.

Георгий Герасимович давно и успешно занимается научной деятельностью. Разработанные им технологии позволили выполнять такие гинекологические операции, которые раньше в рес­публике не практиковались. Новый метод консервативного лечения миомы матки тоже его заслуга. Также вместе со своими учениками профессор внедрил в практику активный способ лечения послеродового эндометрита.

— С годами нормальных родов становится все меньше, — сетует профессор. — Если раньше с патологиями рожали 30 процентов женщин, то сейчас все 80. Приходят с сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнями почек и печени, алкогольной и наркотической зависимостью. Ранее только нескольким процентам рожениц приходилось делать кесарево сечение, а сейчас уже более 25. И дети, к сожалению, зачастую рождаются с болезнями. Что будет дальше? Они вырастут и в свою очередь родят больное потомство. Здоровое может появиться только у здоровых мам и пап.

— Как же решить проблему?

— Появление ребенка в семье должно планироваться. Вначале будущим родителям нужно обследоваться и вылечить свои хвори. Закончить все важные работы, съездить в отпуск, хорошо отдохнуть, насытить организм витаминами. Непременное условие — вместе с будущей мамой ребенка должен желать и отец.

Иначе плод будет испытывать стресс. Вообще о всех нюансах зачатия, беременности и родов молодежь нужно информировать еще в учебных заведениях. И делать это должны специалисты. В Москве есть кафедра социальной медицины. У нас, к сожалению, пока нет. А нам очень нужны именно социальные медики, которые будут работать с населением.

— Как вы оцениваете уровень подготовки молодых акушеров-гинекологов?

— Еще полвека назад сделать кесарево сечение считалось сложным. Сейчас его делают не только опытные, но и совсем молодые врачи. Огорчает другое. Зачастую технологии стали подменять гуманную первооснову нашей профессии. Не могу принять и коммерцию в медицине, когда молодые специалисты стремятся превратить ее в бизнес, навязывают пациентам дорогие, но малоэффективные методы лечения.

В свои 83 года доктор Герасимович вполне бодр и подтянут. Сам водит машину. Без очков читает. Поддерживает физическую форму. В выходные трудится на своем загородном участке, где довелось побывать и автору.

— Это движение, свежий воздух, — показывает свои владения хозяин. — Работаю в меру, ведь дача предназначена для отдыха, а не для того, чтобы все лето стоять вниз головой над грядками…

На семи сотках расположились красивый деревянный дом, небольшой огород и садик.

— Рос гибрид сливы с алычой, но почему-то быстро засох, — останавливается Георгий Игнатьевич возле одного из деревьев. — То же стало происходить и с другим таким же растением. Тогда я срезал с него черенок и привил на обычную сливу. Что вы думаете? Прижился. Плоды вкусные…

Засохшее дерево дачник спилил в мет­ре от земли. Ствол очистил от коры и покрыл лаком, а из срезанной части сделал декоративное бревнышко для посиделок. Своими руками соорудил беседку. Прямо в лесу оборудовал баскетбольную площадку, которая пользовалась у местных и приезжих большой популярностью. Однако игроки так кричали и шумели, что супруга попросила объект демонтировать. Гордость хозяина — им же построенная баня.

— Попариться не прочь все домочадцы, — отмечает собеседник. — Приезжаем и зимой. Топим, паримся, периодически выскакиваем на мороз. Внуки в сугробе «плавают», а я снегом обтираюсь. Люблю рыбачить, грибы собирать. Иногда на работе возникает большое напряжение. Как снять усталость? Спиртным не увлекаюсь, курить бросил. Еду на дачу и живу неделю в полном уединении. Сам себе готовлю, хожу в лес, на рыбалку. Зимой на лыжах катаюсь. В конце концов, становится скучно, вот тогда и возвращаюсь в город.

— Физической культурой занимаетесь регулярно?

— В молодости — да. В школе и вузе занимался баскетболом, играл в составе институтской сборной. Увлекался альпинизмом. Каждый год летом уезжали с друзьями на Кавказ, штурмовали Эльбрус и Арарат. Сейчас, конечно, не в той мере, но тоже стараюсь вести подвижный образ жизни. Много хожу пешком. До сих пор люблю играть в бильярд.

— Вы включаете в понятие «здоровый образ жизни» отказ от алкоголя и курения?

— Полным трезвенником назвать себя не могу. Сам делаю вино из разных дачных и лесных ягод — облепихи, смородины, черной рябины, черники: просто заливаю водкой. Без сахара. Получается настойка. Градусов в ней мало, потому что много сока. Такого напитка могу одну рюмочку иногда выпить. Угощаю друзей. Всем нравится.

Курил очень долго. Постепенно это перестало доставлять мне удовольствие. Да и одышка появилась. Бросил.

— Дети продолжили династию медиков?

— Дочь Елена стала инженером. Сын Юрий — челюстно-лицевой хирург. Медицину выбрали и двое из четырех моих внуков. Один из них работает, как и я, акушером-­гинекологом.

— Что цените в людях?

— Честность. Не люблю лицемеров, но они есть вокруг. Кое-кто от меня, как от старшего товарища, зависит и пытается мне льстить. А я это вижу. Уважаю людей, которые в любой ситуации сохраняют достоинство. Не люб­лю завистливых. Сам никому не завидовал. Чего добился, то и мое.

— Много ли у вас друзей?

— Нет. Некоторые уже ушли из жизни, в том числе и супруга Галина. Старость — это неизбежность, а болезни — всего лишь ее симптомы. Но я ее не боюсь. Я двужильный, потому что прихватил два века. И к тому же оптимист. Открываю утром глаза и просто радуюсь, что начался еще один день.

Любовь Иванова
Минский курьер №93, 19 августа 2014

 

 Поделитесь