Главная Университет Университет в СМИ Вторая «профессия» доцента Толстого

 

Вторая «профессия» доцента Толстого

Знакомьтесь: доцент кафедры биологии БГМУ Виктор Алексеевич Толстой. За 26 лет регулярного донорства он совершил уже 830 донаций и сдал свыше 300 литров плазмы крови, а это, по “народному измерению”, больше трех огромных бочек!

И такой молодой

Мы договариваемся о встрече в холле медуниверситета. Стою и гадаю, кого же увижу. Все доноры, с которыми приходилось общаться ранее, были розовощекими крепышами невысокого роста. Такого человека и ищу в толпе студентов. Но Виктор Алексеевич — полная противоположность нарисованному моим воображением образу. Высокий, худощавый, стройный. И выглядит моложе своих 47 лет. Его результат в донорстве просто ошеломляет. Особенно если учесть, что в организме человека весом 70 килограммов циркулирует около пяти литров крови, что составляет семь процентов от его массы тела. Когда-то нынешний рекордсмен даже не помышлял о том, чтобы стать донором. Но его друг попал в аварию, срочно понадобилась кровь той же группы — с этого и началась “карьера” донора...

Есть ли у вас ощущение некой исключительности? — спрашиваю у собеседника.

— Она возникает только тогда, когда встречаюсь с восторженными журналистами, — смеется Виктор Алексеевич.

— Многие доноры сдают кровь и не воспринимают это как нечто экстраординарное. Мы не герои. Просто помогаем тем, кому необходимо переливание крови. Ощущать себя востребованными обществом и здравоохранением для нас гораздо важнее.

Деньги — не самое главное

Толстой не скрывает, что в регулярное донорство его привела не только возможность помогать людям. В студенческие годы хотелось быть финансово независимым, поэтому он и стал сдавать плазму крови. А отбросив всю “романтику”, говорит, что деньги для него, как и для любого другого регулярного донора, и теперь совсем не лишние. Ведь среди белорусских доноров нет “крутых” бизнесменов — в основном это люди рабочих специальностей, служащие среднего звена, медработники...

И те семьсот с небольшим тысяч рублей, которые выплачиваются в качестве компенсации за одну донацию плазмы объемом в 600 миллилитров, являются хорошим подспорьем хотя бы для того, чтобы восполнить резервы своего организма без ущерба для семейного бюджета. Но все-таки для регулярного донора деньги не самое важное. У многих коллег Виктора Алексеевича за спиной также по десятку и более лет почетного стажа. Донорство стало для них смыслом жизни и, по сути, второй профессией. Бывали времена, когда компенсации донорам были мизерными, но они продолжали сдавать кровь, считая это призванием души, своего рода жизненной философией. Ведь сданная плазма крови идет в детские хосписы, ожоговые, токсикологические, хирургические, гинекологические и прочие отделения клиник.

Без громких слов

 — Когда говорят, что донорская кровь спасает чью-то жизнь, на мой взгляд, это громкие слова. Тут важнее квалифицированная работа врача. Но поставить больного на ноги и вернуть ему здоровье она действительно помогает, — признает Виктор Алексеевич и раскрывает некоторые “секреты” самой процедуры сдачи крови. Например, во время автоматического плазмафереза через специальное оборудование перекачивается порядка двух литров крови донора. Она непрерывно идет в резервуары и здесь же центрифугируется. Отсюда ее жидкая часть откачивается в другой резервуар, а клеточная масса возвращается донору. Говорю собеседнику, что мне не раз приходилось видеть, как больным людям, которым длительное время нужно вводить растворы или делать капельницы, обычно в вену руки вставляли специальное приспособление — катетер, и через него пациент получал необходимое лекарство. — А у меня свой катетер, — шутит Виктор Алексеевич, расстегивая рукав рубашки.

— Вот, потрогайте. Легкое прикосновение позволяет ощутить под кожей уплотненное вздутие участка локтевой вены. — Это так называемая разбитая вена. Она и изнутри не совсем “правильная”, поскольку в этом месте постоянно на протяжении 26 лет делают проколы, — объясняет донор. — Зато в нее теперь можно попасть иголкой шприца даже с закрытыми глазами.

Плюсы и минусы

Мой собеседник откровенно отвечает на все вопросы. Даже на “каверзные”, типа “Донорство — это полезно или вредно для здоровья?”.

— Однозначно тут и не ответишь, — со знанием дела говорит Виктор Алексеевич. — Одно дело, когда человек сдал кровь однократно или делает это один-два раза в год. И совсем другое, если подобное происходит на регулярной основе. Сдача крови стимулирует работу печени, почек, красного костного мозга. Она усиливает иммунитет, благодаря этому доноры крайне редко бывают на больничном, и риск развития некоторых видов онкологических заболеваний у них ниже, чем у обычных людей. Если человек один раз в два-три месяца сдает цельную кровь объемом 500 мл, это, по мнению собеседника, абсолютно безвредно и даже полезно. Но если донор регулярно сдает плазму, то дело обстоит иначе. Клетки крови проходят центрифугирование, на них влияет центробежная сила. И никто не считал, сколько их после этого возвращается в организм донора разрушенными. “Разбитые” эритроциты уже не смогут выполнять свои функции — и перерабатываются в печени. Распад красных кровяных телец приводит к появлению билирубина — вещества, которое в высоких дозах превращается в яд для организма человека. Поэтому в первые дни после донации печень работает с напряжением.

К тому же ей необходимо восстановить белки, которые были отданы с плазмой. Требуется также усиленная работа сердечно-сосудистой системы и почек, чтобы удалить из организма все образовавшиеся “шлаки”. По сути, первые дни после плазмафереза донор находится в состоянии физиологического стресса. Но для регулярных доноров это не столь ощутимо, потому что организм привык включать резервы. Вместе с тем регулярное донорство — это работа на износ, признается рекордсмен. Пока донор “трудится”, со здоровьем у него мало проблем, их почти нет. А если прекращает, то нередко начинают тревожить болезни. Хотя это сугубо индивидуально... Словом, действительно есть свои плюсы и минусы.

Как изменилась жизнь?

Виктор Алексеевич говорит, что ему не пришлось подстраивать свою жизнь под донорство. Он живет как все. Но накануне сдачи крови не пьет спиртные напитки, не курит, не ест жирную и острую пищу, молочные продукты. В целом же у него весьма гармоничные отношения с миром и своим окружением.

— А как иначе? Вот мой коллега, ассистент нашей кафедры Евгений Черноус — почетный донор. Заведующий кафедрой Валерий Бутвиловский тоже много раз сдавал кровь, — замечает собеседник. — В ряды доноров мы уже привлекли немало своих студентов. В целом могу назвать десятка два имен моих друзей-доноров, без преувеличения — это гордость нашей страны. За годы, посвященные такой деятельности, они отдали столько своей крови на благо и здоровье нашего народа, что впору провести параллели с защитниками Отечества... Моя жена — врач, она тоже относится к этому с пониманием. А мама? Она, как и все мамы, конечно, волнуется и переживает...

О льготах и званиях

 — Виктор Алексеевич, какие льготы есть у доноров?

— Они оговорены в Законе о донорстве. В день донации мы официально освобождены от работы, также положен дополнительный день отдыха, который донор может использовать по своему усмотрению. Мы имеем право на первоочередное приобретение билетов на все виды государственного общественного транспорта. А еще законом предусмотрена прибавка к основной пенсии — 40 процентов ее минимального размера. Кроме того, можем без очереди обслуживаться в медицинских учреждениях. Хотя трудно представить, как это сделать, когда под дверью столько стариков и людей, которым гораздо хуже, чем тебе. Регулярные доноры редко размахивают своими удостоверениями, это не принято. В большинстве своем наши доноры непритязательные и очень скромные люди. К слову, о званиях.

С порядком их присвоения Толстой не согласен. Например, чтобы стать почетным донором, человеку, сдающему цельную кровь, нужно делать это на протяжении восьми-девяти лет. А те, у кого берут плазму, получают звание довольно быстро.

— Некоторые мои коллеги, сдававшие плазму и тромбоциты, стали почетными донорами за два года, — говорит он. — Более того, льготы регулярных доноров с большим стажем, являющихся уже порой децикратными “почетными”, точно такие же, как и у относительных новичков этой системы. Мы пытались обсудить вопрос о введении звания “Заслуженный донор Республики Беларусь”, но пока все безрезультатно.

За всю историю донорского движения ни один человек в нашей стране не был удостоен государственной награды выше, чем знак “Почетный донор”. А вот Общество Красного Креста и Красного Полумесяца Китая во время старта Олимпийских игр в 2008 году решило напомнить всем, что героями являются не только спортсмены, но и добровольцы-доноры. “Медаль за жизнь” китайцы отправили во многие страны. Десять из них получили и доноры Беларуси.

— Иностранцы о нас позаботились, а свои — нет, — высказывает сожаление Виктор Алексеевич.

Сейчас в Беларуси настойчиво говорят о безвозмездном донорстве, призывая людей сдавать кровь и ее компоненты бесплатно. Как вы относитесь к такому призыву?

— На мой взгляд, такой призыв излишен. Ведь донорство крови всегда было и является безвозмездным во всем мире. Мы не получаем зарплату, а те деньги, которые выплачиваются, — это всего лишь компенсация за потраченные “расходники” организма. К последующей донации мы должны восстановить резервы организма, чтобы наши потенциальные реципиенты смогли взять от нас необходимое в полном объеме. Пока все спокойно, мы “работаем” в штатном режиме, но не дай бог что-нибудь случится и кому-то понадобится кровь, поверьте, регулярный донор, ни секунды не раздумывая, первым придет ее сдавать, даже не помышляя о каких-то деньгах. Так было и после давки на Немиге, и после теракта в метро...

Наталья Невидомая
Медицинский вестник, 19 марта 2014

 

 Поделитесь