Главная Университет Университет в СМИ Гвинейские институты семежевца Панкратова

Гвинейские институты семежевца Панкратова

  

Доцент кафедры кожных и венерических болезней БГМУ Валентин Гавриилович Панкратов отметил 70. Ни за что не скажешь!

Ожидая моего собеседника, я предполагала увидеть пожилого, степенного, неторопливого и умудренного мужа. А по коридору шел — да, степенный, да, умудренный, но — бодрый, энергичный, моложавый человек. Не скажешь, что такому 70. А как раз столько недавно отметил доцент кафедры кожных и венерических болезней БГМУ Валентин Гавриилович Панкратов.  

Птица высокого полета

Он знает отца только по рассказам матери и по пожелтевшим снимкам, где тот все такой же красивый, молодой, в военной форме. Старший Панкратов с первых дней войны ушел на фронт: занимался аэро-фотосъемкой, летал над линией огня. 25 июля 1944 года с задания не вернулся, так никогда и не увидел сынишку, что подрастал в деревне Семежево Копыльского района.

Удивительно, но гены сработали — мальчик мечтал о небе. Учился хорошо. В аттестате было всего 2 четверки. Но перед самым поступлением в военное училище заболел желтухой. Толком не выздоровел, и председатель медкомиссии увидел это сразу. Абитуриента с лимонным оттенком кожи он прямо с порога огорошил: «Дорога тебе, парень, в летное училище закрыта навсегда».

Валентин тогда решил пойти на лечебный факультет МГМИ. На первом курсе института сдавал экзамен по химии доценту кафедры общей химии, заслуженному деятелю высшей школы Вадиму Александровичу Бандарину. Преподавателю понравился ответ студента, и он предложил Панкратову поработать в кружке. Тот согласился и занялся анализом физико-химической и функциональной активности кожи здоровых и больных микозами стоп, хроническими дерматозами. Позднее продолжил исследования, которые легли в основу кандидатской диссертации. Защитился в 1969 году.

А к окончанию института у Валентина Гаврииловича было уже 14 научных публикаций. Его распределили младшим научным сотрудником в Белорусский научно-исследовательский кожно-венерологический институт.

Часть души осталась в Африке

Как одно большое приключение Валентин Панкратов вспоминает годы работы на медицинском факультете в Конакрийском университете, где он 6 лет заведовал кафедрой кожвенболезней.

В Африку поехал по направлению Минздрава СССР, выучив за 10 месяцев на курсах в Москве французский язык.

— Небось, в трескучий мороз скучаете по жаркой стране? — интересуюсь.

— Иногда, — признается Валентин Гавриилович. — Работа там очень интересная. Лечить африканцев — одно удовольствие. Великолепно поддаются даже тяжелые болезни, поскольку люди никогда не принимали лекарств, организм хорошо на них реагирует, и результат быстрый. Приходит — вся кожа обсыпана, а через 2 недели и следов не остается.

«Советский доктор — хороший доктор!» — уважительно звучало вслед. Он лечил членов правительства Гвинеи — президента Ахмеда Секу Туре и его министров. Принимал простых жителей.

Грибковыми заболеваниями там страдала почти половина населения. Климат для этой напасти благоприятный — жара под 60 градусов. Сталкивался и с тропическими заболеваниями, о которых читал только в учебниках. Пациенты с вухерериозом, акантохейлонематозом, онхоцеркозом, филяриозом, шистосомозом — богатейшая практика. Полтора процента гвинейцев были больны лепрой. Больше полутора тысяч человек он полностью излечил. Как не заразился сам? Наверное, просто о себе редко думал, а вот меры безопасности неукоснительно соблюдал.

— Никто не застрахован от встречи с лепрой, — говорит доктор Панкратов. — На планете еще есть места, где она чувствует себя вольготно. Только на Индокитайском полуострове сейчас более 2 миллионов прокаженных. Лепрозории сохранились и в России.

Однажды на прием к Валентину Гаврииловичу пришел заведующий городской типографией. 

Привел сынишку. Тот играл во дворе с мальчиками в футбол. Намокший тряпичный мяч угодил ему в лицо. Ударом почти насквозь рассекло о зубы щеку. Через пару дней в этом месте образовалась язва.

«На что жалуемся?» — склонился над ребенком врач.

«Мне больно», — сказал мальчик.

В нос ударил отвратительный запах. Даже без лабораторных анализов доктор Панкратов понял, что имеет дело со страшной болезнью — номой, водяным раком. Только она дает такое специфическое зловоние. Он вспомнил его. За 2 недели до этого Валентина Гаврииловича приглашали на консилиум к умирающему ребенку. Болезнь уже разъела несчастному щеку, через зияющую дыру он увидел челюсть и корни зубов. Спасать жертву номы было поздно, мальчик умер через сутки. Тогда, наученный горьким опытом, Валентин Гавриилович заказал антигангренозную сыворотку в посольстве СССР. Как чувствовал, что закон парного случая сработает. Панкратов тут же связался с посольством, советник разрешил взять флакон с сывороткой.

— При номе кожа и слизистые плавятся, как пластмасса на огне, — рассказывает доктор. — Чтобы взять ткани на анализ, делал так: ватной палочкой прикасался к ране и начинал накручивать отделяемое, оно тянулось, как жвачка, пока не отрывалось. Моя задача — не допустить прободения.

За 5 дней удалось остановить развитие болезни мощными антибиотиками, сывороткой и местным лечением. Через 2 недели у мальчика зажила язва, хотя щека на том месте стала тоньше, слегка запала. Главное, ребенок остался жив. Опоздай на сутки — и медицина была бы бессильна. 

Отец мальчика и Валентин Гавриилович стали большими друзьями. Африканец даже помог доктору издать 4 учебных пособия для студентов на французском языке.

В свое время Панкратов опубликовал статью об эффективности лечения и особенностях диагностики паховой лимфогранулемы. Рассказал об интересном случае донованоза — невероятно уродующей венерической болезни, которая обитает на Черном континенте.

— Как всегда пришел рано на работу, — вспоминает Валентин Гавриилович. — У двери уже ждет толпа под 40 человек. Только надел белый халат — в кабинет врывается мужчина, по щекам текут слезы.

«Доктор, большая беда!»

«Что случилось?» — спрашиваю.

Пациент достает из кармана тряпочку, разворачивает, а там его мужское достоинство. Снимай штаны, говорю, посмотрим. От увиденного, чуть дурно не стало: в низу живота огромнейшая язва, внутренняя сторона бедер разъедена, мочевой пузырь просвечивается, лобковая кость белеет, и от нее, как струны арфы, расходятся сухожилия. Понял, что предстоит огромная работа. Положил бедолагу в больницу, вылечил. Хирурги потом сделали ему 4 пластические операции, сконструировали новый орган из 12-го ребра.

К счастью, в Беларуси паховая лимфогранулема и донованоз не встречаются. В 1960-х годах было пару «завозных» эпизодов.+

Капитан на плече

После работы Валентин Гавриилович шел на берег Атлантического океана — порыбачить. Домой без улова не приходил. Гостиница, где они жили с женой Людмилой, стояла в 50 метрах от воды. В полнолуние, когда начинался прилив, волна «перебегала» через набережную и подкрадывалась к первому этажу гостиницы. В свой номер он приходил уже в хлюпающих ботинках.

— Мы там обитали первые 3 года, потом пригласили в Конакри еще раз, — говорит доктор, заметно оживившийся, когда речь зашла о любимой рыбалке. — Разместили уже в доме для советских специалистов на 6-м этаже, теперь в 300 метрах от океана. Купаться ездили за город: из-за стоков плавать в прибрежных водах небезопасно. А вот порыбачить — пожалуйста. На крючок попадались капитаны, стеклоносы, чернушки. Порой еле домой дотянешь. Однажды нес 20-килограммовую рыбину — ее голову на плечо закинул, иду по лестнице на 6-й этаж, а хвост по полу шуршит: ш-ш-ш. На такой улов созывал друзей. Супруга прекрасно готовит: и жареную, и тушеную подаст, уху такую наваристую, что ложка стоит.

— Поддерживаете связи с конакрийскими друзьями?

— Первое время переписывались, потом все угасло, — вздыхает Валентин Гавриилович. — Я вернулся оттуда в 1984 году. Сейчас там другие люди, другие времена. Да и, пожалуй, моих учеников на этом свете не осталось. Ведь средняя продолжительность жизни в Гвинее около 48 лет из-за высокой инфекционной заболеваемости.

Доктор Панкратов и сам 6 раз болел тропической малярией. Дважды его возвращали с того света. Вакцины тогда еще не было. Несмотря на все это, он считает, что в Африке прошел колоссальную жизненную школу. Заведовал департаментом терапевтических дисциплин, руководил работой преподавателей на медицинском и фармакологическом факультетах, был членом 3 советов: большого университетского, медико-биологического профиля и медицинско-фармацевтического факультета. Его дважды награждали Почетной грамотой посольства СССР за работу в Гвинейской республике, а когда уезжал на родину, местные вручили ему диплом Гвинейского национального университета — такой чести удостаивались единицы.

Обнаружить и обезвредить

Вернулся в Беларусь — прошел путь от заведующего отделом венерологии БНИКВИ до зам. директора по научной работе, некоторое время исполнял обязанности директора. После Чернобыльской катастрофы институт закрыли, Валентин Гавриилович ушел ассистентом в БГМУ, через год стал доцентом, 

10 лет заведовал кафедрой кожных и венерических заболеваний. В 2006 году получил почетный знак «Отличник здравоохранения Республики Беларусь». В 2010-м награжден медалью «За трудовые заслуги».

Сегодня доктор Панкратов продолжает работать консультантом лабораторного венотделения в стационаре городского кожвендиспансера и Республиканском клиническом медцентре Управления делами Президента Республики Беларусь. Как и его любимый учитель Бандарин, увлекает студентов наукой в кружке дерматовенерологии. Каждый год кто-нибудь из его подопечных получает диплом 1-й степени на рес-публиканском конкурсе-смотре научных студенческих работ. Под руководством Валентина Гаврииловича 6 врачей стали кандидатами мед. наук.

Последние годы Валентин Панкратов «специализируется» на изучении сифилиса. Дважды возглавлял республиканские комиссии по подготовке инструкции по профилактике и лечению этого опасного заболевания.

При докторе Панкратове удалось добиться значительных успехов в борьбе с врожденным сифилисом. В 2005 году выявили всего 1 случай заболеваемости, в прошлом — ни одного. В России, например, 100 и более историй болезни за год. «Тянут» показатель женщины, не ставшие на учет по беременности, в основном лица без определенного места жительства. Когда хорошо поставлена диагностическая работа — рано выявляют и лечат.

Автор ряда монографий, более 400 научных статей Валентин Панкратов сегодня пишет пособие для врачей общей практики по дерматовенерологии. Беларусь постепенно выходит на семейную медицину, в хороших пособиях по узким вопросам наши врачи очень нуждаются.

А впереди долгая-долгая жизнь…

Валентин Панкратов поделился секретом, как сохранить здоровье и бодрость духа.

Курить никогда не пробовал, — говорит он. — Спиртным не злоупотребляю. Ведь, как мне говорил мой учитель Бандарин: «В любом деле, Валентин, главное — вовремя остановиться». Я его советом руководствуюсь.

По утрам доктор делает небольшой комплекс упражнений, чтобы разогнать кровь. Был 6-летний период — каждый день нарезал круги от 4 до 12 км в скверике, бегал сам и собак выгуливал. Самая любимая — ньюфаундленд Кора. Маленького пушистого комочка жене Людмиле принесли друзья. Собака же выбрала хозяином Валентина Панкратова: подбежала к нему и уже не отходила. Обожала купаться. Валентин Гавриилович брал ее на Браславские озера. Если плавал, дальше чем на 10 метров его не отпускала, всем телом подталкивала к берегу. Сыновья Панкратова любили плескаться вместе с Корой. Они у него мастера спорта по плаванию.

Когда младший Олег в 8-м классе поступал в Суворовское военное училище, начальник по физподготовке взял его в бассейн сдавать норматив — заплыв на 50 метров. Там было еще 12 человек, которые сказали, что хорошо плавают. Олег преодолел дистанцию меньше чем за минуту. Остальные ребята еще на середине водной дорожки барахтались. Тренер так и замер с секундомером в руках — это результат мастера спорта! Без всяких проблем сын поступил. Окончил училище с золотой медалью, потом МГМИ с красным дипломом, аспирантуру. Теперь он доктор мед. наук, тоже венеролог. Отец советовал ему идти в эндокринологи, но Олег сказал: «Папа, твои знания сокровищ мира стоят, ты собрал богатейшую библиотеку по кожным болезням, я другой работы не хочу». 

Старший сын Владимир тоже прошел через Суворовское — ныне подполковник КГБ, окончил инженерный факультет высшего военного училища тыла.

— У Вас есть секрет воспитания?

— Семья — это главное, что должно быть у человека,— утверждает Валентин Гавриилович. — Все живое требует внимания: что вложишь в ребенка, то и получишь. Есть слово «хочу» и слово «надо». Хорошо, когда они совпадают. Если нет, то на помощь приходит метод доказательств и убеждений. Но как бы вы ни заставляли детей учиться хорошим манерам, добру, трудолюбию, они будут брать пример только с вас.

У Олега трое детей — близнецы Александр и Андрей, дочка Аня. У Владимира 2 сына — Артем и Кирилл. Дедушка внуков уже к рыбалке пристрастил. И за грибами в лес ходят.

— Детям надо почаще встречаться с природой, — уверен юбиляр. — Ничто так не оздоравливает, как свежий воздух и водные процедуры.

Летом Панкратовы собираются на даче. Беседка едва вмещает большую семью. Шашлыки, зелень, помидоры и огурцы со своего огорода. Валентин Гавриилович сызмальства умел доить корову, косить и пахать. Трудное послевоенное детство научило работать и ценить время. Приобретенные навыки помогают выращивать неплохие урожаи овощей на даче.

Без физической работы быстро дряхлеешь. С ней и бодрость духа не пропадает. Когда ты знаешь, что у тебя есть семья, любимая работа, надежная команда единомышленников, на которых можешь положиться в трудную минуту, — тогда и жить охота!

Елена Гордей
Фото автора
Медицинский вестник №9, 1 марта 2012

 

 

 Поделитесь