Главная Университет Университет в СМИ Человек, обнимающий солнце

Человек, обнимающий солнце

В гостиной «МВ» — ректор общественного университета здравосозидания ветеранов, академик Международной академии геронтологии, доктор мед. наук профессор, фронтовой хирург Борис Гудимов. В декабре 2009 года ему исполнилось 90 лет. В столь почтенном возрасте продолжает трудиться. В чем секрет его долголетия? 

Гудимов БорисВоенная «путевка»

—        Меня с детства интересовал мозг человека, — рассказывает о начале врачебного пути Борис Сергеевич. — В Новосибирском мединституте представлял себя психиатром или неврологом. А на 4 курсе планы изменила война — сделала из меня хирурга. Они тогда были очень нужны стране.

В первый год в тыл отправляли тысячи раненых, в основном, тяжелых. Студенты учились до обеда, а после шли в госпитали (ими стали почти все общественные здания в городе), где оказывали первую помощь: перевязывали, накладывали гипс, ассистировали врачам. Бинтов не хватало, их снимали с умерших, стирали, кипятили и использовали снова.

Требовались медсестры. Будучи студентом, читал лекции сестрам Красного Креста. Прослушав их, женщины отбывали на фронт.

В 1942-м весь курс мединститута, 350 человек, собрали в актовом зале; военком объявил: вы мобилизованы!

Бориса Гудимова назначили старшим врачом лазарета 18 минометного полка. Прошел дорогами Степного, Воронежского, 1-го Белорусского, 1-го и 2-го Украинских фронтов. Срочные операции в условиях бомбежек, обстрелов, сотни летучек (санитарных поездов), ранение (перебило позвоночник), контузия... Как только встал на ноги — снова за операционный стол.

Во время изнурительных многочасовых операций вынужден был носить тяжелый корсет (с возрастом он стал нужен и в повседневной жизни). За годы войны выполнил более 15 тысяч вмешательств.

— Суровое, страшное время, мне, недавнему выпускнику, знаний не хватало, — вспоминает Борис Сергеевич. — Было несколько книг да помощь старших товарищей.

Однажды оперировал мужчину, в бедре которого застрял неразорвавшийся снаряд. Взрыв мог произойти в любую минуту. Действовал, словно сапер. Вдруг слышу рядом грохот. Это у медсестры нервы сдали, и она рухнула в обморок.

Победу встретил в Венгрии, я тогда заведовал хирургическим отделением госпиталя в Будапеште. Накануне, 8 мая, была стрельба, мы не знали, что происходит. Поняли только наутро, когда увидели на улице обнимающихся людей. Врачи выбежали и присоединились к радостному потоку. Это незабываемый праздник, каждый раз он встает передо мной, когда слушаю «Венский вальс». 

После Победы 

Вернувшись в Новосибирск, Борис Гудимов столкнулся с проблемой: военно-полевая хирургия освоена «на отлично», а вот общую надо подтягивать. Доучивался, работая главврачом Куйбышевской райбольницы (Новосибирская область).

Успешно выполнял операции на конечностях, освоил редкие по тем временам резекции желудка, кишечника, вмешательства на сердце, легких, желчном пузыре и поджелудочной железе.

Первый опыт в торакальной хирургии — удаление легкого. В начале 50-х возможности для столь сложных операций были ограниченные: нет развитой анестезиологической службы, врачебные манипуляции длились по 5–6 часов. Хирург полностью отвечал за состояние больного.

Трудности побудили заняться научными исследованиями. Заведуя хирургическим отделением в Новосибирской железнодорожной больнице, Гудимов разработал комбинированную внутрикостную анестезию при операциях на конечностях с профилактикой столбняка. В раствор входили анальгетики, средства, продлевающие обезболивание, вызывающие сон, противостолбнячная сыворотка, антибиотики. Вместо жгута предложил специальный констриптор — приспособление с двумя манжетами, которые зажимали сосуд на конечности. Переворачивая манжеты, можно было переключать сдавление на другой участок, и таким образом неприятные ощущения от жгута снимались. Это позволяло продлить оперативное вмешательство. Экспериментальные исследования, 250 клинических наблюдений легли в основу кандидатской диссертации. Защитил ее в 1957 году.

И тут же занялся докторской. В отделение часто попадали больные с проблемной печенью. Оперировали ее в то время редко — из-за осложнений: кровотечения, тяжелый послеоперационный шок, печеночная недостаточность, желчный перитонит...

Гудимов решил выяснить возможности предупреждения этих состояний, его труд позволил в 5 раз снизить операционную летальность в больнице. Этот опыт перенимали медучреждения всего СССР.

— Никогда не стеснялся учиться у других, — признается Борис Сергеевич. — Мне повезло встретить в Сибири всемирно известного хирурга Сергея Юдина. Он великолепно оперировал на желудке, пищеводе. Уже в то время тратил на вмешательство не 2–3 часа, а 30–40 минут. И был эрудированным человеком, хорошо знал историю и литературу. После возвращения из концлагеря трудился в отделении под мою личную ответственность (главврач опасался иметь дело с «врагом народа»). А для меня было счастьем ему ассистировать.

С Андреем Савиных познакомился, ко-гда был главным хирургом Томской желез-ной дороги. Он предложил уникальные длинные инструменты, с помощью которых формировал искусственный пищевод из кишечника. Подобные операции демонстрировал в Англии, США.

Мои учителя держались скромно. На большую славу не претендовали, но, в моем представлении, заслуживали многого.

Сегодня Борис Сергеевич по праву гордится уже своими учениками. Среди них 10 докторов и 15 кандидатов мед. наук.

Среди наград уважаемого доктора — ордена Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, более 40 медалей, в т. ч. «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», медаль Пирогова, серебряная медаль Международной академии геронтологии, значок «Отличнику здравоохранения СССР», почетные грамоты Президиума Верховного Совета БССР, Минздрава и Министерства выс-шего и среднего образования БССР... 10 лет назад удостоен медали Франциска Скорины... 

Из Сибири — в Гродно 

В 60-х Борис Гудимов попал на курсы усовершенствования по хирургии сердца в научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева (его возглавлял Владимир Бураковский) при АМН СССР в Москве. Подружился там с белорусами. Они предложили переехать в Гродно, на кафедру мединститута.

Беларусь была не чужой. В детстве Гудимов часто бывал в Вилейке у отца — Владимира Николаевича Жолудя (погиб в 1941 году). Родители разошлись, мама уехала в Новосибирск с 4-летним сыном. С тех пор мальчика воспитывал отчим, дал ему свои фамилию и отчество.

Когда представилась возможность побывать в знакомых местах, Борис Гудимов решил рискнуть. Новую жизнь начал в 1969 году, в 50 лет.

В Гродненском мединституте 3 года заведовал кафедрой госпитальной хирургии, продолжал оперировать. Плодами активного труда с того времени и по сей день стали более 1 500 публикаций, 150 научных работ, 6 монографий, 4 изобретения, 4 рацпредложения.

Почти 6 лет Борис Сергеевич трудился главным хирургом Белорусской железной дороги. Единственным из врачей службы имел право бесплатного проезда на любом поезде (пускали даже на паровоз) на экстренные вызовы. В основном это были травмы.

Объездил с командировками всю страну.

— Получалось так, что я отправлялся в Брест, и в это время приходило сообщение от врачебной службы, что меня ждут еще в Пинске и Орше, — вспоминает Гудимов. — От одного больного мчался к другому.

В редкие свободные часы шел на охоту, но не для того, чтобы убить зверя. Нужна была природа: любоваться ее красотой, дышать свежим воздухом. Это вдохновляло, отвлекало от мыслей о работе, снимало напряжение.

Следующая ступенька — заведование (на протяжении 10 лет) кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии в МГМИ. Этот предмет студенты проходили на 4 курсе и считали его своим боевым крещением. Говорили: «Сдал Гудимову — теперь хоть женись. Уже — врач!»

Борис Сергеевич давно на пенсии, но словно и не покидал работы — к нему по-стоянно обращаются за консультациями больные. Профессор в помощи не отказывает, денег за это никогда не берет.

— Доктор должен быть честным, светлым и участливым человеком. Чтобы с первой встречи пациент почувствовал: ему стало легче, — говорит Борис Гудимов.

Любовь, похожая на чудо 

В Беларуси он встретил ту, которую давно любил, да война развела.

Это было похоже на чудо. Как-то, Борис Сергеевич жил тогда в Гродно, в его квартиру провели телефон. Посмотрел на подключенный аппарат и решил куда-нибудь позвонить. Но не успел. Телефон зазвенел сам, а в трубке — такой родной, знакомый голос... той, которую не видел 30 лет.

...С Тамарой Борис Сергеевич познакомился еще в 1941-м на танцах. Жизнь продолжалась и в военное время, молодым хотелось любить. Девушка работала на оборонном заводе в Новосибирске; ее добрые, красивые глаза пленили сердце будущего врача.

Они договорились: останутся живы — обязательно поженятся после войны. Несколько лет переписывались. Неожиданно связь оборвалась: Тамара получила письмо с известием о гибели любимого. После войны Борис пытался найти ее. Только это было похоже на поиск иголки в стогу сена: ни адреса, ни города, в котором она жила, он не знал.

Тамара Михайловна вышла замуж за белоруса, перебралась в Минск. Однажды заехала к дочери (та училась в Гродненском мединституте), познакомилась со своим будущим зятем. Между делом поинтересовалась, как дается ему наука.

— Все хорошо, — ответил он. — Наш профессор мне вот что написал.

В книге — знакомый почерк: «Смело идите в науку. Профессор Гудимов».

— Как зовут вашего профессора? — только и смогла спросить женщина.

Надо ли говорить, какой трогательной и волнительной была их встреча. Борис Сергеевич и Тамара Михайловна поняли, что чувства живы... Жена Гудимова и муж Тамары к тому времени уже умерли. Два любящих сердца вновь объединились, чтобы больше не расставаться. Вместе они прожили более 20 лет. Доктор всегда считал жену лучшим советчиком и другом.

Она помогала не только в жизни (взяла на себя все бытовые заботы), но и в творчестве. Опытный журналист, более 20 лет трудилась на Белорусском радио. Борис Сергеевич хотел, чтобы медицинские знания были доступны людям. С 70-х годов он вел рубрику «Ваше здоровье» в «Сельской газете» (ныне «Белорусская нива»). Имеет персональную колонку в газете и сейчас. Гордится, что от Белорусского союза журналистов получил премию «Золотое перо».

...Внезапная смерть Тамары подкосила. Близких рядом не было. Сын от первого брака — успешный хирург, живет в Сибири, у него свои заботы. По линии отца в Вилейке родных не осталось. Чем заполнить образовавшуюся пустоту, не представлял. Сразу обострились фронтовые болячки, ныл перебитый позвоночник, настиг инфаркт...

Шесть лет назад в его квартире вдруг раздался телефонный звонок. С Днем Победы поздравила бывшая коллега — врач-терапевт железнодорожной больницы из Барановичей, в разговоре узнала о личной трагедии Бориса Сергеевича. И решила его навестить, не забывала о хорошем отношении и помощи. Когда-то, 25 лет назад, он приложил все силы, чтобы спасти ее сестру от опухоли. Но в той ситуации было уже поздно. Забота же и человеческое участие врача смягчили боль потери.

— Может, мы объединим свои одиночества, все же вдвоем веселее, — предложила Нелли Александровна в один из приездов...

84-летний доктор согласился. Ему так хотелось вернуть в опустевший дом тепло и уют. 

Дело всей жизни 

—        Когда мне исполнилось 50 лет, я думал, что это катастрофа, — признается Борис Гудимов. — В 60 — что жизнь очень быстро идет. В 70 лет — понял, что не все осуществил, в 80 — что еще могу быть полезен людям. В 90 — продолжаю активно оздоравливать население, планирую время, чтобы больше успеть.

— Долгожители — хорошие люди, — говорит о муже Нелли Александровна. — Думаю, Господь хранит их и продлевает им дни за то, что они многое делают для других. Бескорыстно, от чистого сердца.

У Бориса Гудимова и в 90 лет колоссальная общественная нагрузка. Он — председатель комиссии по медицинским и социальным вопросам и член президиума Республиканского совета Белорусского общественного объединения ветеранов, председатель ветеранской организации Дорпрофсожа БелЖД, член военно-медицинского общества при Мин-обороны, Белорусского союза офицеров, Белорусского союза журналистов, Минского городского общества ветеранов журналистики...+

О многих ветеранах некому позаботиться. Борис Гудимов определяет их в госпитали, связывается с социальными службами, поддерживает медицинскими консультациями и добрыми советами.+

Шестой год Борис Сергеевич входит в инициативную группу. В ней академики, спортсмены с мировым именем, представители молодежных организаций — более 60 человек. Они направляют в правительство, вузы, на предприятия обращения, чтобы привлечь внимание к поддержанию здоровья, ведению активного образа жизни.

10 лет Гудимов — ректор общественного университета здравосозидания. Прийти в Республиканский дворец культуры ветеранов на лекцию преподавателей БелМАПО или БГМУ может каждый. Темы Борис Сергеевич разрабатывает, учитывая пожелания слушателей. Пожилых людей на занятиях учат как «убегать» от старения... Курсы прошли более 800 человек. У многих «студентов» Гудимова после выполнения рекомендаций биологический возраст повернул вспять на 10–15 лет по сравнению с паспортным (кстати, сам Борис Сергеевич ощущает себя на 75).

— Наш организм помогает себе сам, — уверен доктор. — Открыто множество новых фактов в области гигиены, питания, физкультуры. Старение реально замедлить, как и сохранять активность в пожилом возрасте. Например, член-корреспондент НАН Беларуси Николай Аринчин в исследованиях по физиологии представил данные, что можно помочь сердцу, снизить риск развития ИБС, артериальной гипертензии. По Аринчину, есть т. н. периферические сердца, которые находятся в скелетных и икроножных мышцах. Когда работают ноги, руки, живот, диафрагма, мышцы действуют как насосы, нагнетая сердце достаточным количеством крови. Когда крови поступает достаточно, не страдают и все остальные органы. Значит, тело дольше нам служит, не так изнашивается.

Упражнения должны быть умеренными и постоянными. Правильное питание — сколько калорий получили, столько и потратили — не прибавляет лишнего веса. Любовь к природе оздоравливает, обогащает.

Где получить полезную информацию? Не только в библиотеке, но и в общественных университетах здравосозидания. Они не затратны для государства, денег не просят, существуют на общественных началах. Вести пропаганду здорового образа жизни среди населения — задача каждого врача. Министерство здравоохранения уже подписало приказ, согласно которому вскоре университеты здравосозидания появятся во всех областях. Пока они организованы в Бресте и Гродно. Нашим опытом заинтересовалась Россия.

Сегодня медицина шагнула далеко вперед. Трансплантируют органы. Но зачем доводить свой организм до тяжелейших операций, осложнений?! Когда изменения произойдут в умах людей, когда они захотят быть здоровыми и будут считать это самым большим богатством, тогда станет и нация крепче, и долгожителей больше. Для этого и тружусь. 

Личный пример 

Убедить в пользе здравосозидательного образа жизни Борис Гудимов старается на собственном примере.
От вредных привычек отказался давно. Еще в школе, пытаясь выглядеть взрослым, стал курить, но вскоре бросил: противно было после папироски. В компаниях выбирал сок, а не спиртное. Вначале на такого гостя смотрели с удивлением, а потом привыкли, стали подражать. Труднее всего с режимом дня: во время войны, да и потом, собирая материал для диссертации, выезжая в командировки, на время суток не смотрел — работа! Теперь старается лечь спать не позже 23 часов, подъем — в 7 утра.
На протяжении всей жизни каждое утро, еще лежа в постели, делает упражнения — дыхательные, для глаз. Умудрялся следовать этому правилу и на войне.
— Обязательно потянусь, как бы обниму солнышко! И отличное настроение обеспечено на весь день, — поясняет Борис Сергеевич.
Затем — разминка для суставов, самомассаж (обязательно — раковин и мочек ушей, чтобы слух не терялся). Все завершает контрастный душ.
В рационе у Гудимова — 3 раза в день салат из свежих овощей, доктор любит фрукты (особенно лимоны), сухофрукты, рыбу, а вот мясо, жареное, жирное почти не ест. Копчености и колбасу тоже. Выпивает 2,5 литра жидкости ежедневно, старается пройтись, непременно по парку.

Результат в 90 лет: хорошие зрение, слух, острый ум, желание двигаться, работать и быть полезным людям. Некоторые скажут: все дело в генах. Действительно, они играют немалую роль — бабушка по отцу, например, жила 97 лет. Но ведь хорошие гены у многих, а что они с ними сотворили?

— В возрасте надо прогонять мысли о смерти, — считает доктор. — Заметил: тот, кто хандрит, говорит, мол, скоро умру, пора уже... — как правило, долго и не живет. Ежедневно я намечаю определенное количество дел, простых или сложных. Стараюсь выполнять. Загружаю себя, тружусь, думаю. В моей жизни нет места страху, тревоге, саможалению. Спешу передать все, что знаю, другим.|

Новый год встречаю, как доброго гостя. Верю, что он обязательно принесет что-то приятное. За праздничным столом мы с женой поднимем бокалы... свежевыжатого фруктового сока и пожелаем здоровья всем белорусам.

Светлана Стаховская
Фото: Аркадий Николаев
Медицинский вестник №53, 31 декабря 2009

 

 Поделитесь