2 ноября 2018 г.

«Нет ничего полезнее и лучше в этой жизни, чем помочь другому человеку», - автор гимна БГМУ об университете, профессии, музыке и литературе.

«Нет ничего полезнее и лучше в этой жизни, чем помочь другому человеку»,

День рождения Белорусского государственного медицинского университета – праздник, значение которого невозможно переоценить – отмечается сегодня в 97 раз, и это куда больше, чем просто число – за ним кроются долгие годы, десятилетия неустанной работы тысяч сотрудников университета, победы, достижения и завоевания, забота о новых и новых поколениях квалифицированных специалистов нашей Родины, активная и плодотворная научно-исследовательская деятельность, поддержка и развитие всевозможных творческих задатков молодых медиков,    непримиримая борьба за укрепление нравственных, культурных, духовных ценностей в сообществе нашей Alma mater. Оплот человеколюбия и самоотверженности, обитель юных, неокрепших стремлений и надежд, колыбель отечественной медицины – вот чем славился на протяжении всей своей истории этот храм знаний, но ведь описание это отнюдь не исчерпывает роли БГМУ в жизни каждого из нас как личности, и, пожалуй, сполна словесно отобразить все чувства и вовсе нельзя. Благо, наши студенты сильны в живописи, скульптуре, хореографии, театральном мастерстве, пантомиме и многих других направлениях творческой деятельности. Не остаётся в стороне и высшая, абсолютно непревзойдённая форма выражения человеческой чувствительности – музыка.

С музыкой неразрывно связана и жизнь того замечательного человека, с которым нам посчастливилось познакомиться в преддверии дня рождения БГМУ; Сергей Иванович Ковалёв – выпускник Минского государственного медицинского института 1985 года, врач ультразвуковой диагностики, музыкант и просто крайне позитивный и открытый человек, которому все мы обязаны появлением на свет гимна нашей Alma mater. При подготовке к интервью с самого первого телефонного разговора мне стало ясно: человек весьма и весьма серьёзный и занятой, что, казалось бы, могло повредить нашему общению, сжать его сроки, однако довольно быстро я переубедился в этом и осознал, какой потрясающей энергетикой обладает респондент, который еще совсем недавно, минут пятнадцать назад, трудился в поте лица и всё ещё находится в, так сказать, профессиональном тонусе, как прекрасны и динамичны все его черты, как раскрывается живой и многоопытный ум, бесповоротно устремленный будто из прошлого в будущее –  он создаёт впечатление сродни восхищению маленького ребенка, мимо которого проносится с бешеной скоростью сверкающий, механически безупречный поезд. Едва ли в пятилетнем возрасте я мог догадаться, куда и зачем он так спешит, и это чувство тоже где-то в подсознании роднит этот эпизод и общение с настоящим профессионалом с привычной для него наполненностью и привычным же темпом.

Итак, за окном РНПЦ «Мать и дитя» печально и буднично плачет туманный осенний день, уже ощущаются в небе крадущиеся сумерки, ветер ленивыми порывами срывает с деревьев остатки отжившей листвы, воздух напоён печальной сыростью, слабым и угрюмым холодом, чем-то, от чего хочется поскорее спрятаться под крышу и согреться, а  Сергей Иванович радушно принимает нас на своём рабочем месте, аскетичном и по-домашнему уютном одновременно, где мало что бросается в глаза и выдаёт внутренний мир его хозяина, но где общая атмосфера неосязаемо тепла, внушает доверие, словно каждая мелочь убеждает верить врачу и полагаться на него. А возможно, это просто эффект присутствия в кабинете опытного и любящего своё дело доктора; и речь его и внешность моментально располагают к себе. Твёрдые и мужественные черты лица, едва тронутые благородными морщинами, волевой подбородок, спокойный и немного холодный взгляд, сильные, но изящные руки намекают на глубину характера и внушительный жизненный опыт.

И, естественно, сразу хочется много узнать о нём, ощутить полёт его мысли. На обычный для всякого интервью вопрос о детстве, юности, выборе профессии и других увлечениях, Сергей Иванович с улыбкой заявляет: «Я могу это всё одним вообще предложением вам сказать…», хоть ответ и получается несколько более развёрнутым:

-На медицинскую стезю привели родители, потому что родители у меня оба медики, и, собственно говоря, поскольку мальчишка был гуманитарий, то выбора особо не стояло, хотя не буду скрывать: было время, когда я думал стать военным, но всё-таки гуманитарные все эти вещи пересилили, потому что где-то начиная с восьмого-девятого класса пошло увлечение музыкой, - рассказывает врач, и видно, что именно на этом увлечении он остановится подробнее. – Наша молодость, в отличие от вашей, она без гаджетов протекала, но зато с гитарами, поэтому вообще считалось, что если ты – нормальный парень, то должен уметь играть на гитаре, причём обязательно; любой другой инструмент – это не так обязательно, но на гитаре ты обязан был играть. Не знаю, как сейчас, но раньше посиделки проходили обязательно с одним аккомпаниатором, который знал определенный репертуар. Медицина и музыка – это неразделимые вещи, это вполне логично, что в мединституте всегда была у нас одна из самых сильных художественных самодеятельностей. И поэтому мне было тем более приятно, когда я поступал в институт и Иосиф Витольдович Романовский спросил: «Самодеятельность будешь поднимать?», потому что когда я поступал, я уже был лауреатом конкурса «Красная гвоздика». В общем-то тогда я уже занимался по-серьёзному музыкой…

Тема взаимосвязи музыки, творческих наклонностей с профессией медика очень живо откликаются в сердце Сергея Ивановича, что заметно по его воодушевленному сверкающему взгляду, в котором читается твёрдая уверенность и желание, хотя бы и подспудное, убедить нас в справедливости его суждений. Признаться, не проникнуться и не поверить тяжело.

-Любой врач, вот любой, любой студент, даже если у вас есть в вашем окружении люди, которые, казалось бы, не идут на сцену, не выступают, в глубине души всё равно они так или иначе любят… У кого-то есть чувство юмора, кто-то замечательный чтец, просто люди это не показывают в силу разных особенностей своего характера, но то, что врачи – это творческие люди и с музыкальной точки зрения вы никогда не встретите равнодушного врача, который услышал бы хорошую музыку, хороший стих, хороший фильм… Медики всегда оценивают это адекватно, потому что наша профессия так или иначе неразрывно с этим связана.

Во время своей учёбы Сергей Иванович очень активно принимал участие в деятельности агитбригад, в связи с чем ему вспоминается крепкая дружба между факультетами на творческой ниве, выдержавшая и продолжающая по сей выдерживать проверку временем.

-Поверьте, выступать на одной сцене, даже если разные факультеты, - это как, я не знаю… как служили вместе.

Недолгая дружба со стройотрядами вскоре сменилась репетициями коллектива педиатрического факультета «Пульс», которые занимали большую часть летнего времени, о чём врач вспоминает с теплой ностальгией:

-Нам было в кайф вместе собираться, играть. Многие новинки мы… там с двумя бытовыми магнитофонами мы многоканальную запись устраивали. Одними из первых в Минске, это я точно знаю. Денег не было, естественно, на большие студийные аппараты – попытались записываться на какие-то бытовые аппараты, и само по себе общение было очень интересное. Первые рок-группы: «Студия 7», «Лифт» - были такие команды, из «Крамы» музыканты, с которыми мы общались, потом очень серьёзный вклад внесли вообще в развитие музыки нашей, отечественной, поэтому время было интересное.

По взгляду Сергея Ивановича я уже понимаю, что он ждет следующего вопроса и уже довольно хорошо знает его суть. Действительно, зная о его успехах в области музыки, о круге его знакомств, в котором числятся почти все «сливки» нашего медийного сообщества, слышав, в конце концов, хотя бы известный на всё постсоветское пространство шлягер «Трамвай», сделавший автора лауреатом «Песни года России», возникает небольшое недоумение: что же воспрепятствовало дальнейшему развитию музыкальной карьеры, почему сегодня шоу-бизнес живёт без Сергея Ковалёва?

-Знаете, когда в руках две профессии, становится рано или поздно выбор. Может, громкое сравнение, но в своё время Розенбаум говорил, что настало время, когда это уже не совместить. У меня, не буду скрывать, стоял тоже такой выбор, и наступило время, когда стали слетать уже выступления, слетать концерты, и мне надо было сесть и для себя решить: «Давай, чувак, выбирай: или это или это». Я для себя всё-таки в эту сторону пошёл, – врач обводит рукой свой кабинет. – Почему? Могу сказать совершенно банальную фразу: «Сцена любит молодых»; да и всё-таки были такие факторы, где была ответственность и за близких, и за родных. Я сделал свой выбор, о котором не жалею.

Что ж, жалеть не приходится и нам, ведь когда речь идёт о выборе между человеком, вращающимся в шоу-бизнесе и человеком, стоящим на страже самого ценного, что есть у народа – наших детей, матерей и их здоровья – продиктованный самой обыкновенной человечностью выбор очевиден.

Тем не менее, уже существующий вклад Сергея Ивановича в музыкальную культуру страны и вклад в культурное наследие БГМУ огромен и никак не может оставаться без нашего внимания. Как-никак, гимн университета – это огромная работа, огромная ответственность, флагманский элемент символики, подход к созданию которого, несомненно, должен быть основан на глубокой любви и уважении к Alma mater. Вспоминая о том, как это было, врач до неприличия скромен:

-Ну, гимн – это слово такое… Громко сказано! Кто же знал, что это будет гимн? Все агитбригады, которые существовали, писали песни об институте, опять же одна из фишек нашего ансамбля – это переделки популярных хитов на медицинские темы. И, конечно же, всегда в каждой агитбригаде, в каждом СТЭМе, на каждом факультете находился человек, который в той или иной степени писал какие-то песни об учёбе, об институте, и, собственно говоря, эта песня была написана… Я не помню, но это был юбилей какой-то и с вокальной группой института мы эту песню записали, была она записана у меня на квартире, первая запись с многоголосием, со всем… Эта песня была записана к какой-то дате, я не знал, что это будет гимн, но мне хотелось уже не стебануться, а попробовать написать то, что я думаю о медицине вообще. Что такое для меня профессия врача во многом. Поэтому вот такой она и написалась. Конечно, хочется, чтобы у тебя что-то получилось, но важен процесс, я когда писал эту песню, для меня был важен процесс. Меня, что называется, разрывало, мне хотелось свою признательность выразить институту и высказать своё отношение к профессии врача. «Ты – врач, и это – высшая на свете честь» - это для меня не пустой звук, - при этом даже голос Сергея Ивановича как-то неуловимо меняется. – Я когда даже по Юго-Западу еду, смотрю на эти стены… Потому что это в наше время мы переезжали с Ленинградской, из центра сюда, это в мою бытность как раз были построены стены этого института, и мы его практически обживали. Он был новый, мы перевозили туда мебель, ходили там – всё ещё пахло там краской, пахло бетоном… Поэтому цените это всё, это такой прекрасный период жизни – институт, вы себе представить не можете. Всё самое светлое, самое лучшее, что я могу вспомнить… У меня по-разному жизнь складывалась, и были моменты, когда я вообще был откровенно счастлив, но вот это время учёбы в мединституте, эти друзья, с которыми я учился, эти преподаватели, которым – низкий поклон, это – одно из самых счастливых времен моей жизни.

И какова же жизненная позиция и взгляд на профессию спустя столько лет?

У меня ж разные были периоды: поэт, певец, композитор и всё остальное, но если ставить параллель, на сегодняшний день эта профессия… её можно ставить в ряд профессий “number 1” нужности, полезности для мира вообще, для существования людей. По-разному можно смотреть, какая медицина, можно углубляться в это всё. Но вглубь если смотреть, что такое профессия врача; ну, может, я романтик с розовыми очками, но нет ничего полезнее и лучше в этой жизни, чем помочь другому человеку. Моя точка зрения субъективна, но для меня всё равно это профессия “number 1”. Можно как угодно говорить об успешности, о том, что, вот ты успешен, ты хорош, опять же меркантильная сторона очень вмешивается. Я могу говорить (сейчас рассмешу, конечно, молодое поколение) о таком слове как духовность – для меня оно всё ещё присутствует в этой жизни. Наступает такой период жизни, когда начинаешь обращать внимание на душу свою, на то, что внутри. И поэтому вот эта профессия тебе в любом случае не позволит стать моральным уродом. Это зависит от твоего отношения к профессии и к делу, но если ты – действительно врач, такой, какой должен быть, то тогда это профессия тебя во многом вылечит от всяких недугов по жизни.

Книги или авторы, которые по-вашему медик обязан усвоить в жизни?

- «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова, просто потому что врач без юмора… Юморные люди, поверьте, помощь лучше оказывают. Обязательно на родном языке. Мои любимые книжки – это байки Кондрата Крапивы. Это вышка. Чехов: не всё, но люблю. И – воспоминания юности, всем рассказываю – никто не верит, что я не пошёл в школу три дня: читал в запой «Войну и мир».

И как музыкант: для медика, для студента, для вообще человека, который саморазвивается и хочет получить максимальное наслаждение от этой всей культурной сферы, - музыкальные произведения, группы, композиторы, которые очень сильно запали вам в душу и которыми вы хотели ли бы поделиться?

Вы думаете, я тут начну сейчас умничать и, закатывая глаза, говорить про джаз? Конечно же, я это люблю и могу говорить и о «Чик» Кории, и о Диззи Гиллеспи, но на самом деле… Вот воспоминания юности: песня, которая перевернула мне башку вообще – “Hotel California”. Когда я услышал эту песню, я её слушал раз сто – уже дырка должна была протереться на этом магнитофоне, пока я эти бобины перематывал, потому что она просто меня, что называется, взрезала. Вторая группа, которая меня мелодичностью потрясла, - это была группа “Smokie”. А потом – “Led Zeppelin”, “Nazareth”, “Deep Purple” и так далее. Целый отрезок жизни слушал только эту музыку. Что самое интересное, моё же поколение должно по “Beatles” млеть, а вот по ним я не млею. “Queen” – просто безмерное уважение к самому Фредди и к тому, что делалось, но не фанател. Услышал и «Рапсодию», и прочее – с этим всё нормально, но на ту пору нравились больше те же “Nazareth”. А из отечественных – «Песняры». Я ж когда приходил, я там плакал на концертах. А были 80-ые, когда вся стипендия уходила только на посещение концертов. Очень многое мне дало общение с группой «Сузор’e» Минской нашей. Один из парней, который играл с нами в институте, работал у них звукорежиссёром. Приятно, что в Минске была команда европейского уровня.

Впрочем, как это и бывает со всякой беседой, время нашего интервью подошло к концу и, как это и бывает со всякой приятной беседой, времени этого показалось катастрофически мало, но прощание выдалось хоть и окрашенное нотками печали, но искренне дружественное. В заключение мы вручили Сергею Ивановичу памятные сувениры от лица университета и попросили его озвучить небольшое поздравление лично университету.

-Дорогой мой институт! Я люблю тебя, обожаю. Люди, которых ты выпускаешь… Для меня вообще, когда человек приходит и говорит, что он врач – это человек особого сорта. Поэтому низкий поклон и профессорско-преподавательскому составу, низкий поклон традициям, время этих шести лет учёбы в институте во многом повлияли на меня как на личность и повлияли на моё мировосприятие и на моё миропонимание. Людям, которые учатся в этом институте, я желаю, прежде всего, здоровья, я желаю большой любви, я желаю творческих полётов, новых творческих удач. Это – одна из самых главных любовей моей жизни. Поздравляю!

Беседовал студент 3 курса педиатрического факультета Алексей Белаш,
фото студентки 3 курса педиатрического факультета Ирины Шевструк       


 

 Поделитесь

Фасилитация как инструмент лидера.
15 ноября
Фасилитация как инструмент лидера.
Открытие школы молодого лидера 2018.
 
Участие в торжественной церемонии,
15 ноября
Участие в торжественной церемонии,
приуроченной к 150-летию со дня рождения Махатмы Ганди.
 
Проект
14 ноября
Проект
«Школа волонтера-тренера».
 
 
 
 
Успеть всё за… 36 часов
2 ноября
Успеть всё за… 36 часов
или как устроить марафон юмора.
 
Комплексные учения
1 ноября
Комплексные учения
по гражданской обороне.